На запрос FINANCE.TUT.BY в Палате представителей ответили, что эти сведения не подлежат распространению. Журналисты спросили у эксперта, должно ли общество знать, сколько зарабатывают народные избранники.

От чего зависит зарплата депутатов в Беларуси и сколько они зарабатывают?
Правила, по которым начисляются депутатские зарплаты, прописаны в Законе «О государственной службе». Конкретных цифр там нет, только общие принципы. Так, в законе сказано, что депутаты Палаты представителей получают ежемесячное денежное вознаграждение в размере зарплаты министра. Их зарплата складывается из должностного оклада, надбавок за класс госслужащего, надбавок за выслугу лет, премий и иных выплат (например, за ученую степень). Если депутат без уважительной причины не участвовал в заседаниях парламента, постоянных комиссий или других органов, ему могут урезать зарплату и компенсационные выплаты пропорционально пропущенному времени.

Каждый год депутаты обязаны подавать декларацию о доходах и имуществе. Это также касается их супругов, несовершеннолетних детей и совершеннолетних близких родственников, которые проживают вместе с ними и ведут общее хозяйство. Однако узнать суммы из этих деклараций белорусы не могут.

— Сведения, содержащиеся в декларациях о доходах и имуществе, не подлежат распространению, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами, — сказано в ответе из Палаты представителей за подписью Валентины Ражанец (она была председателем постоянной комиссии по правам человека, национальным отношениям и средствам массовой информации в депутатском корпусе шестого созыва). — Обращаем внимание, что, согласно Закону «Об информации, информатизации и защите информации», использование информации о частной жизни физического лица и персональных данных допускается только с письменного согласия физического лица, если иное не установлено законодательными актами.

В парламенте нам не сообщили даже среднюю зарплату депутатов без указания чьих-либо персональных данных.

Вместе с тем некоторые депутаты, входившие в предыдущий созыв парламента, участвовали в выборах в новый. Как и все кандидаты, они должны были опубликовать декларации о доходах за 2018 год. Например, председатель Палаты представителей Владимир Андрейченко задекларировал доход в 71,2 тысячи рублей (примерно 5,9 тысячи рублей в месяц), депутат Леонид Брич — 39,7 тысячи рублей (примерно 3,3 тысячи рублей в месяц), депутат Валентина Ражанец — 39,1 тысячи рублей, Ольга Петрашова — почти в 40 тысяч рублей, депутат Леонид Писаник — 45,8 тысячи рублей, депутат Ирина Рынейская — 39 тысяч рублей, депутат Игорь Марзалюк — почти в 63,1 тысячи рублей, депутат Людмила Макарина-Кибак — 60,2 тысячи рублей. Уточним, что в доходы может входить не только зарплата, но и в том числе поступления от продажи недвижимости, а также доходы от другой трудовой деятельности (в некоторых случаях депутатам разрешено подрабатывать).

Эксперт: «Если вы нанимаете человека починить розетку, вы решаете, сколько готовы заплатить за эту работу. Здесь такой же принцип»
— Раскрытие зарплат чиновников и госслужащих, в том числе депутатов, — это хорошая, разумная идея, которая практикуется во многих развитых странах, — комментирует старший научный сотрудник исследовательского центра BEROC Лев Львовский. — Государственные служащие работают на общество. Зарплату им платят из бюджета, который тоже формирует общество за счет своих налогов и сборов.

Эксперт убежден, что «поэтому важно, чтобы люди воспринимали правительство и бюджет как что-то, к чему они имеют самое непосредственное отношение».


— По сути, это работники, которых жители страны нанимают за свои деньги. Не везде это устроено именно так. Например, есть страны, как Саудовская Аравия, где большая часть бюджета формируется за счет нефти и в меньшей степени зависима от людей. Но в Беларуси не ресурсная экономика, и наш бюджет пополняют в первую очередь люди. Поэтому в развитых странах с подобной системой раскрытию бюджета уделяется особенное внимание. Логика такая: это наши деньги, и хорошо бы нам понимать, на что они расходуются и хотим ли мы их расходовать именно так.

Лев Львовский подчеркивает, что раскрытие информации о доходах госслужащих нельзя охарактеризовать как «лезть в чужой карман», потому что «это не чужой карман».

— Зарплата айтишника, бизнесмена, другого сотрудника частной компании — это дело конкретной частной компании. Но депутаты, работники министерств и государственных предприятий, пожарные, педагоги, врачи живут на наши деньги, поэтому обществу важно получать информацию об их зарплатах. Если вы, например, нанимаете человека убрать у вас в квартире или заменить розетку, вы решаете, готовы ли вы заплатить ему за эту работу именно столько. Здесь действует такой же принцип, — говорит Лев Львовский.

По мнению эксперта, одна из причин, по которым госслужащие могут противиться раскрытию доходов, — это то, что люди решат, будто они зарабатывают слишком много.

— На самом деле мы примерно знаем уровень их доходов из других источников. И если сравнить их с другими странами, окажется, что наши чиновники зарабатывают не так много. Например, если мы возьмем зарплату конгрессмена в США и поделим ее на среднюю по стране, соотношение получится примерно таким же, как в Беларуси, — объясняет Лев Львовский. — Должны ли госслужащие получать такие зарплаты? Это как раз нужно решить обществу. Некоторые госслужащие, особенно те, кто принимает важные решения, должны получать достаточно много. Это необходимо в том числе для того, чтобы эти позиции были привлекательными для компетентных людей, которые иначе перейдут из управления государством в частный сектор. А какие-то госслужащие, возможно, могли бы получать и меньше.