У Беларуси сравнительно неплохие показатели экспорта, а удельный вес национальной добавленной стоимости в экспорте выше, чем во многих странах Европы. Однако этот показатель не отражает реальной ситуации, пишет "Завтра твоей страны".
— Дьявол кроется в деталях. В структуре экспорта основная добавленная стоимость приходится на поставки сырья, машин и оборудования, — сообщила на «Кастрычнiцкім эканамiчным форуме» научный директор Исследовательского цента ИПМ Ирина Точицкая.


Такая структура, по мнению экспертов, несет большие риски для белорусского экспорта в будущем.

Лилипуты в стране великанов
— У белорусской обработки и машиностроения высокая добавленная стоимость. В теории Беларусь могла бы за счет них добавить в росте ВВП, но на практике это сейчас уже практически нереально, — считает главный экономист «ПФ Капитал» Евгений Надоршин.
Среди основных торговых партнеров Беларуси нет стран, у которых был бы очень высокий экономический рост и не было бы избыточных мощностей в сегментах, на которые хотели бы выйти белорусские экспортеры. В подавляющем большинстве случаев белорусский экспорт ждет очень серьезная конкуренция. Причем не всегда честная.


— Посмотрите, что происходит вокруг – торговые войны, санкции, пошлины. Почти весь мир занят чем угодно, только не налаживанием торговых связей. Конкуренция последнее время происходит на уровне ограничений, регулирования и лозунгов «покупай национальное», — рассказывает эксперт.
Малоэффективны и попытки стимулирования экспорта государством. Льготные кредиты, предоставляемые покупателям белорусской продукции, в Европе не востребованы, признает председатель Правления Банка развития Республики Беларуси Андрей Жишкевич.


— У импортера в ЕС нет потребности в нашем экспортном кредитовании.  Процентные ставки, которые очень выгодны на внутреннем рынке, на европейском — являются стандартными, — говорит глава Банка развития.
Однако основной причиной снижения конкурентоспособности белорусского экспорта является происходящий в мире технологический прорыв.
— БелАЗы в том виде, как есть сейчас, уже не очень-то и нужны. Есть модульные беспилотные карьерные самосвалы, которые состыковываются, как вагоны в поезде в зависимости от характера выполняемых работ, —рассказывает Евгений Надоршин.
При этом современные технологии радикально меняют производственный ландшафт.
— Tesla всего за 9 месяцев построила завод в Китае, и объемы, которые там будут производиться, нам и не снились. Мы просто лилипуты по сравнению с нынешними гигантами машиностроения, — говорит эксперт.
Аналогично выглядит ситуация и с абсолютным большинством иной белорусской техники и оборудования.
— Белорусское конвейерное производство обречено на смерть. И это произойдет уже в ближайшие годы, — считает Евгений Надоршин.

Шанс для белорусского экспорта
В то же время белорусские предприятия еще можно сохранить, если   перепрофилируются на узкую специализацию.
— Спрос на малосерийный, штучный продукт сохранится. У него есть шанс занять свою нишу на мировом рынке. Но для этого нужна радикальная перестройка управленческого сознания, гибкость и свобода в принятии решений, — считает экономист «ПФ Капитал».
С ним согласна и научный директор Исследовательского цента ИПМ.
— Мы не готовы к современным  вызовам и слишком мало уделяем внимания тому, что в мире меняются подходы, бизнес-модели, а советские способы управления уже не работают, — говорит Ирина Точицкая.
Основные возможности для роста белорусского экспорта Евгений Надоршин видит в наращивании предоставления медицинских, логистических, IT и прочих услуг.
— Не надо упираться в торговлю товарами. Чтобы быть современной страной в современном мире, необходимо наращивать экспорт услуг. Это то, чем сегодня растут мировые рынки и то, что пока еще в дефиците, — убежден эксперт.







X