Еврокомиссар по делам политики соседства Ёханнес Хан, который вскоре покидает свой пост, сделал громкое заявление на этот счет. Слова еврокомиссара означают, что конфликт Вильнюса и Минска вокруг БелАЭС вышел на европейский уровень. Ситуацию телеканалу "Белсат" комментирует политический обозреватель Роман Яковлевский.
- Что означает заявление еврокомиссара Хана для нас, белорусов?
- Если ясно ответить, то это означает, что проблема Островца не является проблемой двусторонних отношений. Это уже вопрос общеевропейского уровня – если озвучено, что от этого зависят отношения с Брюсселем. Что это еще значит? На этом примере ясно, что в Европейском Союзе, кто бы что ни говорил, от размера страны не зависит ее политический вес. Литва – небольшая страна, но имеет равный голос с другими членами Европейского Союза.


И эта проблема, которую поднял Вильнюс, которую постепенно целенаправленно проводит Министерство иностранных дел Литвы, свидетельствует, что достигнут общеевропейский уровень. Безусловно, для Минска это сенсация.
- Какой в связи с этим может быть реакция Минска? Мы знаем, что через две недели состоится перезахоронение Кастуся Калиновского и других повстанцев в Вильнюсе. Это заявление еврокомиссара Хана может еще обострить наши отношения?
Я бы так не ставил вопрос – хотя отвечать за поведение официального Минска очень трудно, если возможно вообще. Я бы позволил себе высказать другую версию. Мы видим, что сегодня все же просматривается напряженность в руководящих кругах Минска. Это связано и с ожиданиями в отношении Кремля, вот этого соглашения, которое якобы подпишут 8 декабря. А еще больше напряжения вносят и противоречивые слухи об уже недельном отсутствии главы государства.


Поэтому я выражаю такую ​​версию, что Макея, которого в Москве считают прозападным белорусским националистом, могут сделать козлом отпущения и обвинить в провале сроков подписания документа о партнерских отношениях.
Мы говорим об этом документе, над которым работают Брюссель и Минск, в нем приоритеты партнерства. Что это за документ и насколько он важен для нас на самом деле? Ведь мы знаем, что до сих пор отношения Беларуси и объединенной Европы регулируются документом еще с 80-х годов прошлого века. То есть мы самые последние, кто не подписал новых документов.


Да, попросту говоря, от этого документа зависит стоимость шенгенских виз для белорусов. Мы оказались самыми богатыми – даже богаче, чем Россия. Я так с иронией говорю: в Беларуси до сих пор платят 60 евро, в отличие от бедных россиян, которые платят 35. Им это позволяет существование этого документа, Россией он подписан. Перспектива вообще мрачная: скорее всего, с февраля беларусы будут платить 80 евро.
- То есть фактически Островец определенным образом связан даже с ценами виз, которые мы должны оплачивать, приходя в европейские посольства. Есть ли возможность у Беларуси и Литвы договориться, сгладить вопрос Островецкой АЭС? Ведь сам еврокомиссар Хан сказал, что должна быть договоренность. Но если ее не будет – есть определенная плоскость, в которой мы можем договориться?
- Вы знаете, с новым президентом Литвы связывали надежды, что смягчатся и нормализуются отношения, связанные с Островцом, который вносит заметный негатив в двусторонние отношения. Не видно, чтобы новый президент Литвы Науседа как-то по-другому себя вел. Может, и не жестко высказывается, но позиция Вильнюса неизменна, как и позиция Минска. Что на выходе будет – невозможно предсказать. Я думаю, что это будет связано с какими-то изменениями, не скажу большего, в отношениях Минска и Москвы. Я напомню, что Островец строится за российские деньги и российскими строителями.
Какие произойдут изменения между Беларусью и Россией, мы, скорее всего, узнаем в начале декабря.







X