Что такое ПЕН-центр и что в нем происходит, редакция Нrodna.life попыталась разобраться со вторым заместителем председателя ПЕН-центра, поэтом Андреем Хадановичем во время его визита в Гродно с презентацией своей новой книги.

Што такое ПКН
ПЕН – аббревиатура (P.E.N.) и тонкая игра слов (pen (англ.) – ручка) одновременно. Аббревиатура ПЭН состоит из первых букв слов Поэты (Poets), Эссеисты (Essayists) и Новеллисты (Novelists) . Именно из них состоит сообщество ПЕНа. 

В мире это объединение существует почти сто лет. В 1921 г. по инициативе Джона Голсуорси, Франсуа Мориака и некоторых других лидеров литературы возник международный, мировой ПЭН-клуб. Новосозданные ПЭНы, как белорусский, которому “всего” несколько десятилетий (с 1989 г.) называются уже не ПЭН-клубами, а ПЕН-центрами.

Белорусский ПЕН – одновременно белорусская общественная организация и филиал мирового ПЕН-клуба.

Друзья белорусского ПЕНа разделяют принципы и ценности Хартии Международного ПЭНа. Сейчас Белорусский ПЕН-центр является учредителем (или соучредителем) 10 премий в области литературы, среди которых Премия Гедройца, Премия “Дебют”, Книга года, Премия Тетки за детскую литературу, Премия Арсеньевой для поэтов, Премия Шермана для переводчиков, Премия Алехновича для литераторов под заключением. 

Первым председателем Белорусского ПЕН-центра был Рыгор Бородулин, вторым – Василий Быков. Сейчас руководительницей организации выбрали белорусскую нобелевскую лауреатку Светлану Алексиевич

Чем ПЕН отличается от обоих союзов писателей

Как и союзы писателей, ПЕН объединяет представителей этой профессии. Но с самого начала ПЕН возник как организация, которая защищает права писателей и их достоинства.


Согласно уставу, ПЕН:

защищает свободу слова,
защищает мир от угрозы войн и противостояний,
защищает язык конструктива и взаимопонимания перед эскалацией языка ненависти,
выступает против манипуляций.

Таким образом, ПЕН находится между писательством и защитой писательских прав. Как пояснил Андрей Хаданович, ПЕН изначально был в чем-то элитарной писательской организацией, которая не гонится за количеством и к каждому кандидату подходит персонально: какой он автор, имеет ли свои книги. 

Каждый член ПЭНа должен сначала заслужить определенную писательскую репутацию, а потом в него входить.

Справка. Сейчас в Беларуси существует два объединения: провластный Союз писателей Беларуси и независимый Союз белорусских писателей.

Зачем Беларуси ПЕН, а ПЕНу – Беларусь

“Свобода слова – главная ценность. Но слово, которое сеет вражду и ненависть, не является свободным словом и ценностью, которую надо защищать”.

“В Беларуси много чего изменилось в последние годы, – считает Андрей Хаданович. – Мне субъективно ощущается, что мы живем как на вулкане: в непосредственной близости с войной – наши соседи-украинцы подверглись не названной по имени войне и агрессии; наш восточный сосед вызывает все больше страха своим империализмом. Из-за этого в том числе у многих белорусов сдают нервы: наши разговоры становятся все менее корректными и все более эмоционально окрашенными. Мы боимся потерять такую ​​огромную ценность, как независимость страны.

Общественное мнение поляризуется. Этого не было раньше, в 90-е, когда прогрессивные силы, которых иногда характеризовали как оппозицию, понимали, что есть общие задачи и общее поле деятельности: неприятие злоупотреблений власти, маргинализации белорусского языка”.

Проблемы ПЕНа
“Эти проблемы не исчезли, но на них наслаиваются новые вызовы, – продолжает поэт. – Правые и левые силы все больше взаимно дистанцируются и, к сожалению, перешли границы конструктивной дискуссии. Специфически белорусский ситуация – когда литераторы хватаются за политику и, наоборот, политики идут в литературу для пропаганды своих идей.

Литературой заниматься безопаснее всего: мол, я не проповедник, я роман написал.

Таких примеров не один. Среди них можно вспомнить и Владимира Некляева, который, будучи блестящим поэтом, реализовал очень успешный политический проект, в харизматичности на голову опередив других политиков. Но некляевых единицы.

Вдохновляться в своем литературном творчестве можно любыми ценностями. Очень люблю лучшие образцы христианской поэзии и прозы, люблю ксендза и очень серьезного поэта Яна Твардовского, которого переводили на белорусский Данута Бичель и Кристина Лялько.

Но здесь есть и опасность опуститься до идеологической ангажированности, и, как на меня, опасность манипуляции. Хотя в Беларуси все еще сложнее. Маргинализация нашего языка автоматически заставляет носителей беларушчыны защищаться, и защищаясь, они иногда дискриминируют носителей других языков».


Павел Северинец в ПЕНе и вне его
“Павел – яркая неординарная личность, о которой невозможно сказать одной формулой, – объясняет Андрей. – Он внутренне противоречивый, и такое же противоречивое отношение к нему моих коллег. Безусловно, мы сочувствуем Павлу в его политическом состязании, мы поддерживаем Павла, когда его дискриминируют и преследуют. Принимали в ПЕН его, когда он находился в заключении, и это был знак поддержки от ПЕНа – политзаключенного, писателя Павла Северинца.

Вместе с тем, Павел – человек религиозных, как на меня, очень четко право-консервативных убеждений. Есть свобода создавать, как хочешь, реализовывать свои проекты, не нарушая свободы других людей. Когда же Павел начинает агрессивно говорить другим писателям и другим лицам, как они не должны себя вести – это тревожный звоночек: “Осторожно, возможно дискриминация и язык вражды”.

Часть уставной деятельности ПЕНа – быть против любой лжи и дискриминации. Павел – очень эмоциональный человек с хорошими риторическими способностями, позволяет себе смешивать факты. Возможно, он сам верит в то, что говорит и пишет, но проверки на подлинность это не выдерживает.

Например, в своем открытом письме Павел обвинил ПЕН в проведении акций в поддержку ЛГБТ. Организация этим не занималась. Но пока ЛГБТ-сообщество в Беларуси дискриминируются, и есть угроза свободе и жизни, мы будем пристально следить за ситуацией. 

В ПЕНе – люди очень разных позиций, кто-то принадлежит к ЛГБТ-сообществу, кто-то относится к этому безразлично, кто-то – неодобрительно. Но Павел позволил себе “наезды” на Елену Козлову (псевдоним Анка Упала), так как ему не понравилась надпись на ее майке”.

Что касается принятия или неприятия в организацию писателей-христиан, то, по словам Андрея Хадановича, ПЭН к тем многим кандидатам, которых рекомендовал Северинец, подходил отдельно.

“Историк Внучек был принят, так как двое из членов жюри знают его творчество, и остальные, хотя пока не читали, прислушались к мнению своих коллег. Если один человек или несколько, к примеру, знали творчество, но сомневались, как оценивать, Совет отложил большинство таких дел, чтобы детально ознакомиться с публикациями. 

Массовых приемов по 7-8 человек быть не может, это не командный спорт, каждый оценивается как личность, а не как представитель чего-то. Кстати, несколько членов Совета – христиане, практикующие верующие”.

Съезд ПЕНа и Алексиевич
Съезды  ПЕНа происходят раз в два года. На очередном, 26 октября, предполагали решить ряд юридических проблем, скорректировать Устав, который не менялся со времен создания организации, принять новых членов, избрать нового председателя. 

После восстановления Павла Северинца в ПЕНе некоторые из членов угрожали уйти из организации, так как многие не поняли формулировки вопроса для голосования, а кворум был очень тонкий. Более десяти человек покинули помещение, кто-то порвал карточку делегата съезда. 

Съезд был под угрозой срыва. Уже после этого происходили выборы председателя ПЕНа, которым стала Светлана Алексиевич.

“Я почувствовал дополнительное уважение к людям, которые общее дело поставили выше за свою обиду, нервы и индивидуальные взгляды”, – говорит Андрей.

“Светлана Алексиевич посетила съезд как рядовой член ПЕНа. Очень благодарен, что Светлана в сложной ситуации согласилась возглавить организацию. Согласно уставу, председателю принадлежит скорее символическая роль, первому же заместителю, сейчас это Татьяна Недбай, – менеджерская, более рабочая, так было с времен председателей Быкова и Бородулина “.

“С точки зрения языка ненависти оба полюса достойны друг друга. Люди самых симпатичных мне убеждений говорят о толерантности и взаимопонимание тоном, далеким от толерантности и взаимопонимания. Мы очень разные, и в любой ситуации нужно не опускаться до языка вражды, а каждый день делать что-то, чтобы взаимоуважения и конструктива в нашей культуре и обществе становилось больше и больше “.

“ПЕН будет и впредь защищать Павла Северинца, если он будет подвержен преследованию от государства, врагов”.

Кто такой Павел Северинец и почему его то исключают, то возвращают, то снова исключают из ПЕНа?
Павел Северинец – политик, общественный деятель, писатель, сопредседатель оргкомитета партии БХД (“Белорусский христианская демократия”). Автор произведений “Лісты з лесу”, “Нацыянальная ідэя. Фэнамэналёгія Беларусі”, романа “Беларусалім” и других.

Был принят в Белорусский ПЕН-центр в 2006 году, с 2014 перестал платить членские взносы из-за того, что ПЕН-центр заступался за права ЛГБТ-сообщества.

В апреле 2019 года Совет ПЕН-центра принял решение исключить Павла из организации за неуплату взносов. Он написал открытое письмо, в котором обвинил членов Совета в дискриминации писателей-христиан и назвал часть членов “радикальными адептами культурного марксизма” и “гей-лобби”. 

26 октября на общем съезде ПЕН-центра Павла восстановили в членстве, что вызвало волну возмущения среди литераторов. Многие заявляли о своем намерении покинуть организацию. На внеочередном заседании Совета ПЕНа 29 октября Павла снова исключили из ПЭНа, уже за его высказывания, что повлекло за собой возмущение уже другой части литераторов. 

Философ Алесь Антипенко, почетный председатель ПЕНа Левон Борщевский и некоторые другие по разным причинам заявили о выходе из ПЕНа. Ареной для борьбы мнений после этого стал facebook. Сам Павел написал на своей странице, что его ответом на исключение будет вторая книга “Беларусаліму” – “Сэрца сьвятла”, которую он готовит к печати.

Официально 
На сайте ПЭН-цэнтра разместили официаное объяснение, за что исключили Павла Северинца:

Павел Северинец исключается по уставным п. 3.8 (г)., согласно которому каждый член РОО «Белорусский ПЭН-центр» обязан защищать честь РОО «Белорусский ПЕН-центр» и п. 3.1., согласно которому члены РОО «Белорусский ПЕН центр» обязуются соблюдать требования Хартии Международного ПЕН-клуба. Нарушение п.3.1, согласно уставу нашей организации, «несовместимо с членством в РОО «Белорусский ПЕН-центр»».

Констатируем, что П. Северинцем:

– унижалась честь РОО «Белорусский ПЭН-центр», высказывалось оскорбительное и враждебное отношение в отношении законного руководства, избранного Общим Съездом организации, что нарушает п. 3.8 (г) Устава организации;

– намеренно фальсифицировалась и искажалась информация для частных целей, что нарушает п.4 Хартии Международного ПЕН-клуба, согласно которому члены организации «обязаны бороться с такими негативными проявлениями свободной печати, как лживая, умышленная фальсификация, искажение информации ради политических и частных целей» .

– публично, систематически дискриминировалась социальная группа ЛГБТК+, что подтверждается внешней экспертизой и нарушает п.3 Хартии Международного ПЕН-клуба, которая обязывает членов нашей организации «всеми силами бороться против любых проявлений ненависти».