- До вынесения окончательного решения, до завершения всех разбирательств обычно рекомендуется не обсуждать этот вопрос в публичном поле. Понятно, тема важная, она интересует и журналистов, и болельщиков Марины. Но, в целом, все комментарии даются уже после объявления решения. Процедурные моменты не так важны. Куда более важно то, что мы верим Марине в ситуации, в которой она оказалась. А сколько анализируется проба "В" — это второстепенный вопрос.

- Какая-то поддержка, в том числе моральная, со стороны БФЛА Арзамасовой оказывается?

- Еще раз отмечу: мы спортсменке верим. Это самое главное. Но в данной ситуации мы обязаны соблюдать нейтралитет. Комиссия БФЛА должна проводить расследование беспристрастно. На пресс-конференции, касавшейся сложившейся ситуации, я отмечал, что Марина очень много раз проходила внесоревновательный допинг-контроль — и всегда все было в порядке. Да и учитывая опыт спортсменки, профессиональный стаж, слабо верится, что она может самостоятельно принимать допинг.


У нас есть три версии. Первая — это ошибка лаборатории. Вторая — Марина принимает препараты, где в аннотации не указаны запрещенные вещества, но они в препарате сдержаться. Это уже на совести производителя. И третья — это провокация. Просто хотят устранить спортсмена. Хотя мы всегда всем говорим, что нужно максимально проявлять бдительность, быть внимательным, зная, что в спорте возможно все. А что касается приема пищи, так там вообще все нужно проверять по сто раз, — рассказал Девятовский в интервью by.tribuna.com.