Председатель Светлана Алексиевич, которая вела заседание, назвала высказывания Северинца «нравственным Средневековьем". 
Сам Павел Северинец на заседании ПЕН-центра не присутствовал. В начале заседания экс-председатель организации Татьяна Нядбай передала слово Светлане Алексиевич, которая по итогам общего собрания 26 октября возглавила белорусский ПЕН-центр. Нобелевский лауреат обратилась к членам Рады с просьбой подождать с решением 2 недели, она призвала не исключать писателя именно сегодня, накануне Ночи расстрелянных поэтов. 


Однако Рада ждать не стала. Писатель прокомментировал повторное исключение «Белорусскому партизану»:

- Во-первых, исключение из ПЕН-центра за убеждения произошло в День расстрелянных поэтов. Это недобрый знак. Во-вторых, по словам Владимира Некляева, общее собрание, то есть съезд – высший орган ПЕН-центра принял решение меня восстановить. Через пару дней, хотя ничего не произошло, но Рада отменяет решение съезда, то есть – исключить меня. Это нарушение Устава.Если оценивать ситуацию в целом, со стороны агрессивной антихристианского меньшинства в ПЕНе как раз-таки демонстрируется ненависть, они не готовы даже оставаться в одной организации вместе со мной. Степень нетолерантности зашкаливает. Причем ничего, кроме христианских ценностей, я не предлагал.

 - Будете ли предпринимать определенные шаги по восстановлению в ПЕН-центре?

- Знаете, у меня очень много работы. Я сейчас работаю над другой книгой “Беларусаліма”, готовлю ее к печати. Это станет моим ответом: выйдет моя книга, и после событий в ПЕНе читателей у меня станет намного больше.

- Как вы оцениваете события, которые в последнюю неделю сотрясают ПЕН-центр?

- В ПЕНе конкретный кризис. Об этом я уже писал в открытом письме, повторяться не стану. Все печально. Но белорусская литература и белорусская культура намного шире, чем творческий союз в лице ПЕН-центра. Тем более, что я остаюсь членом Союза белорусских писателей. Скорее, это уже проблема ПЕНа.