28 октября Лукашенко собрал совещание по военно-политической обстановке, рисках, вызовах и угрозах для Беларуси, предложениях по реагированию на размещение американского военного контингента в Литве. В совещании приняли участие Государственный секретарь Совета безопасности Беларуси Станислав Зась, Министр обороны Беларуси Андрей Равков и начальник главного разведывательного управления - заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Павел Тихонов."Никогда еще так демонстративно к нашим границам из-за океана не перебрасывались войска. Никогда такого не было. По-моему, в Литве даже это впервые. Это прецедент. И это во-первых. Во-вторых, естественно, на такие демонстрации мы просто вынуждены отвечать. При этом надо понимать, что мы не должны бряцать оружием. Мы миролюбивое государство, мы не хотим воевать", - заявил Лукашенко. Белорусской руководитель сам посмеялся: «30 танков просто смешно для нашей армии. Мы даже никаких телодвижений можем не предпринимать, чтобы противостоять"

Так откуда столько истерии у госпропаганды и белорусского руководства? 


На вопросы «Белорусского партизана» ответил военный эксперт Александр Алесин.

- Обычно на маневрах один пишем пять в уме: на местности тренируются мелкие подразделения, а штабисты на карты разыгрывают крупные сражения. На самом деле проводится изучение местности, ее рекогносцировка, проверка подъездных путей, мест средоточия, отработка заправочных терминалов и так далее. Учитывая, что американцы прибывают в Литву на ротационной основе (побудут несколько месяцев, постреляют из боевой техники, технику здесь оставят и убудут на историческую родину; на смену прибудет еще один контингент, затем – следующий контингент), вроде 500 человек ничем не угрожают Беларуси, но если взять обученный резерв, который может здесь действовать, то их уже много. На самом деле идет планомерная подготовка контингента, который в случае необходимости сможет действовать в нашем регионе. 


Конечно, 500 военнослужащих и 30 танков, несколько десятков БМП Бредли не представляют критической угрозы для Беларуси. Но сама военная активность, выдвижение к нашим границам войск НАТО настораживает: лучшее бы их вообще не было. В следующем году ожидаются большие военные учения НАТО Defender Europe, в которых будут задействованы порядка 37-40 тысяч человек – а это уже серьезная военная мощь. Есть желание помешать этим учениям – путем дипломатических заявлений, военно-политических шагов, добиться либо уменьшения масштабов, либо их отмены. Сейчас идет борьба в информационной сфере, по нынешним временам, это не менее важно, чем вооруженная борьба. Идет информационное противоборство с целью получить дивиденды – политические, военно-стратегические, экономические. 

Все стороны делают очень много ставок. Если посмотреть, какую информационную кампанию под весь этот шумок затеяли в России, то практически все (патриоты, идиоты, либералы и все прочие) играют в одну дуду: без российской военной базы Беларуси приходит конец. И только российские военные могут защитить Беларусь от НАТОвских танков. Челюсти с востока и с запада сомкнулись, как в волейболе: одни подают, другие принимают подачу, чем заметнее активность НАТОвских сил, тем выше активность России. Причем не только информационная активность: полагаю, осуществляется политический нажим на Лукашенко, от него требуют военной базы. По моему мнению, суета вокруг базы напрягает руководство Беларуси больше, чем контингент сил НАТО в Литве, даже на расстоянии 15 километров. Беларусь представляет собой солидную военную силу, у нас есть очень мощные средства огневого поражения (не только «Полонез»), прежде всего около 70 установок «Ураган» и 40 реактивных систем залпового огня «Смерч» (залп одной установкой превращает 60 гектаров в мертвую землю), да и старые «Грады» с новыми снарядами бьют на расстояние 40 километров (а их у нас, по разным данным, за сто единиц). Вряд ли руководство Беларуси опасается военного контингента НАТО. Поскольку Беларусь является союзником России, а отказавшись от базы, автоматически мы взяли обязательство противодействовать самостоятельно, нам приходится самим показывать активность, поднимать большой информационный шум. 


Весь этот шум-гам означает раскручивание пружины эскалации: НАТО соберет контингент в 37 тысяч, мы будем противодействовать, вместе с россиянами тоже можем собрать группировку, в ответ на которую НАТО соберет новую. Раскручивание спирали эскалации может привести к тому, что здоровое логическое мышление может уступить логике эскалации. А когда события развиваются по такому сценарию, возможны трагические случайности. Говорят, что Первой мировой войны никто не хотел, но когда степень взаимного напряжения достигли той точки кипения, когда события стали развиваться по своим законам, и никто не смог остановить маховик войны. Говорят, что Джон Кеннеди, прочитав книгу Барбары Такман «Августовские пушки», в которой рассказывается о ситуации накануне Первой мировой войны, передумал вступать в серьезную конфронтацию вокруг кубинского кризиса: генералы предлагали нанести удар по Кубе, сбивать советские самолеты, топить корабли. Но Кеннеди предпочел ограничиться блокадой кубы, но конфликт до вооруженного конфликта не дошел. Будем надеяться, что и нынешние политические лидеры проявят мудрость, и противостояние в виде информационной войны не перерастет в войну на поле боя.

- Зачем Лукашенко приплел к нынешнему противостоянию и Белорусскую АЭС?

- Существует расхожее мнение, что БелАЭС - диверсия России против стран Балтии, дескать, она взорвется – и всем странам Балтии наступит капут. Отсюда – и чувствительность белорусского руководства к враждебности Литвы по отношению к БелАЭС.

- Недипломатический укол в адрес Вильнюса.

- Да. Сегодня в мире много неадекватных людей. Никто не гарантирует, что «шведский самолетик», как это произошло в 2012 году, не погрузит на борт 800 кило взрывчатки и не попытается врезаться в купол атомной электростанции. Именно поэтому целый полк установок «Тор-2К» охраняет БелАЭС – пожалуй, это один из самых охраняемых объектов на территории Беларуси. Даже если в государственных умах наших потенциальных противников такой мысли не возникнет, есть масса бешеных, террористов. Я серьезно отношусь к таким угрозам и считаю, что Литва тоже должна сменить риторику ультиматумов и думать о том, как безопасно эксплуатировать объект. Потому что произойдет как в сказке: будет мне, будет и тебе.

- По итогам совещания министр обороны сказал, что в 2020 году Беларусь и Россия планировали переработать план применения региональной группировки войск. О чем речь?

- НАТО серьезно прорабатывает планы быстрого реагирования на некую российскую угрозу. В каждой стране Балтии и Польше предполагается разместить по тысяче военных НАТО, отработать логистику, штабные структуры, места базирования, складирования для контингента гораздо большего размера. То есть, НАТО планирует создать условия для быстрой переброски в регион больших контингентов войск на случай, как им представляется, российской угрозы. 


Что понимается под «российской угрозой» и что станет сигналом для переброски, они не говорят. Но действие равно противодействию. Полагаю, что ответные меры прорабатываются и союзниками: Беларусью и Россией – это и логистика, и создание запасов материально-технических ресурсов, складирование. Думаю, что речь идет о более оперативной переброске в Беларусь подкрепления из России. Со всеми вытекающими последствиями: размещением, обеспечением всем необходимым. Возможно, что речь идет об усилении мер по совместной разведке. Возможно, пересмотрят вклад каждой из сторон в совместную группировку.