- Андрей Владимирович, срок Вашей дипломатической службы превышает четверть века, Вы были непосредственным свидетелем как охлаждения отношений с Западом и США, так и их постепенного потепления в последние годы. На Ваш взгляд, мы будем теперь "дрейфовать" в сторону Запада от России, или по-прежнему будем балансировать между этими полюсами силы?

 - Этот вопрос сформулирован по принципу или/или. Это ложный выбор и ложная парадигма. Беларусь как и прежде будет сотрудничать и с ЕС и с Россией. И делать мы это будем как суверенное государство. Важно также определиться, какой смысл мы сегодня вкладываем в понятие суверенитета. Для меня суверенитет заключается в возможности самостоятельно определять ценности, которые являются для нас, белорусского общества, важными. Суверенитет – это также возможность вырабатывать собственные правила на своей территории и политику развития страны. В этой части возникают объективные вызовы, с которыми нам предстоит работать. Я хочу подчеркнуть, что внешняя политика не базируется на сиюминутном дрейфе и не является реакцией на положительные или негативные дела окружающих нас стран. Мы исходим из своих национальных ценностей в долгосрочной перспективе. Мы прилагаем все усилия, чтобы уберечь нашу державу и сделать ее процветающей.

 - Отношения Беларуси и России последний год идут под знаком "программы углублённой интеграции". В декабре, ожидается, что президенты  ее подпишут. На Ваш взгляд, нужно ли республике еще больше связывать себя с Россией с учетом того, что Беларусь во внешней политике придерживается многовекторности и  не первый год власти страны подчеркивают необходимость диверсификации во внешней торговле?

 - Современный мир теряет стабильность. Страны для развития вынуждены объединяться в союзы. Сегодня экономисты говорят, что успешное экономическое развитие возможно только на территории, которая объединяет в общем рынке около 300 млн человек. Нам нужно входить в договорные отношения с другими странами, делегируя на согласованных условиях право принятия решений, экономических, а не политических, в общие структуры, на которых мы можем оказывать влияние, и в которых наш голос будет слышен, а позиция нашей страны будет приниматься во внимание. Нам нужно участвовать в таких союзах, где наши ценности будут определяющими или будут доминировать. И нам нужно откровенно признать, прежде всего, для самих себя, что в этом вопросе нет готовых и тем более простых решений.

Я считаю, что союз с Россией для нас - это правильное решение, хотя и не исчерпывающее. Имея союзнические отношения с Россией, я уверен, что на Евразийском континенте мы будем активно развивать отношения и с ЕС, и с Китаем, и с Турцией, и с другими геополитическими игроками.

 - Разделяете ли Вы опасения части нашего общества о том, что в настоящее время есть угроза суверенитету и независимости Беларуси? От кого она исходит – от восточного соседа или от "Абрамсов" в Литве на границе с Беларусью и учений НАТО в Польше?

 - Нет, я не рассматриваю Россию, как угрозу суверенитету Беларуси. А вашим читателям я предлагаю задуматься над простым вопросом: когда после приобретения нами независимости в 1991 году Россия делала что-то против Беларуси как государства? Я не беру в расчет наши периодические трения на корпоративном уровне. Но даже они на порядок спокойнее и быстрее находят свое разрешение, чем торговые конфликты в других регионах мира.

И давайте не будем забывать, что это ЕС и США вводили против Беларуси реальные санкции. США сохраняет эти санкции в замороженном виде до сих пор. И я могу утверждать, что они оказали свое негативное влияние на развитие нашей страны и благосостояние людей. Конечно, нам удалось этот негативный эффект компенсировать через отношения с Россией, Китаем, но ущерб был, потери были, и я не советую об этом забывать.


Я не готов считать "Абрамсы" в Литве серьезным угрожающим фактором. Я понимаю позицию военных и доверяю их мнению о необходимости поддерживать баланс военных сил. Но я полагаю, что вооруженное столкновение между НАТО и ОДКБ в ближайшее десятилетие является самоубийственным, не имеет смысла, а значит невозможно. Масштабная война – это инструмент прошлого века. Сегодня борьба государств реализуется через мировоззрение, исторические смыслы, промышленную, финансовую и торговую политику.

Пропагандистская истерия на Западе в отношении так называемой российской агрессии – это инструмент запугивания собственных граждан, да и части граждан Беларуси, для решения своих внутриполитических задач. Для устойчивого существования им нужен внешний враг. Кто-то, видимо из когорты евроскептиков, сказал, что "Запад как велосипед. Он устойчив, пока движется вперед. Когда начинается торможение, он заваливается на бок". Это конечно не более чем аллегория. Я искренне симпатизирую европейским странам. Нужно признать, что они сумели создать очень привлекательную цивилизацию, культуру, обеспечить своим гражданам хороший уровень жизни. К сожалению это было сделано в определённой степени в ущерб и за счет третьего мира. Сегодня этот ресурс исчезает, и период торможения начался. Я желаю Европе найти решение, это наши соседи и партнеры. Я абсолютно уверен, что это и в наших общих интересах.

 - В своей предвыборной программе Вы отмечаете, что в ближайшие годы нашей стране предстоит ответить на целый ряд политических и экономических вызовов. О каких именно вызовах идет речь? Как, на Ваш взгляд, Беларусь могла бы пройти этот период с минимальными потерями и какова может быть в этом роль парламента?

 - Главное здесь – процесс формирования многополярного мира. Он уже начался, но еще весьма далек от завершения. Я уверен, что в ближайшие годы мы станем, да и уже являемся, свидетелями увеличения числа локальных конфликтов и столкновений, за которыми будут стоять глобальные игроки. Беларусь абсолютно правильно ставит вопрос о важности договора  о принципах нового мироустройства, который мы назвали "Хельсинки 2". Но ведущие державы пока не слышат наши призывы. И, как мне представляется, в ближайшее время не захотят услышать. Скорее они будут продолжать использование силовых методов, до тех пор, пока это не станет слишком разорительным. Но голос разума должен звучать. Мы этой инициативой обогнали время, но она обязательно принесет свои плоды.

На самом деле более серьезен для нас другой вызов – технологический. Мир стоит на пороге нового технологического уклада, который будет характеризоваться развитием робототехники, биотехнологий, генной инженерии, нанотехнологий, систем искусственного интеллекта, глобальных информационных сетей, квантовой механики, а также интегрированных высокоскоростных транспортных систем.

Дальнейшее развитие получит производство конструкционных материалов с заранее заданными свойствами, атомная энергетика, космическая промышленность, аддитивные технологии (3D копирование на молекулярном уровне).

Массовое стандартизированное производство уйдет в прошлое. Ему на смену придет производство товаров и услуг, создаваемых под специфичные потребности индивидуального клиента - кастомизация. На первое место выйдет инженерная и дизайнерская функция - как спроектировать, а не производственная - как сделать.

Главной проблемой станет роботизация. Эти технологические изменения произойдут в ближайшие 10 – 15 лет и затронут 90% населения.

Простой вопрос – мы готовы к этому?

Как мне представляется, пока нет. А время на подготовку стремительно уходит. Именно поэтому парламент, как главный канал коммуникации народа и других ветвей власти, должен стать главной площадкой дебатов о стратегии развития, о содержании  наших ценностей, если хотите - о нашей национальной идее.

Нам жизненно необходимо ускорение в развитии страны. Парламент может и должен дать толчок этому процессу.

 - Белорусский парламент нередко критикуют: его называют декоративным органом власти, там не ведутся дебаты, практически все решения принимаются единогласно, а депутаты "назначаются". По Вашему мнению, насколько справедлива эта критика? Что нужно сделать, чтобы парламент в Беларуси стал  играть более существенную роль в происходящих в стране процессах? Как можно повысить доверие к представительской власти со стороны общества?

 - Парламент является реальным институтом власти уже сейчас. Это законодательный орган. Он действует и выполняет важную для общества работу – обсуждает и принимает законы.

Я могу сравнить деятельность парламента в Нидерландах и Турции с работой белорусского парламента. Есть национальные и культурные различия, есть различия в техническом оснащении и материальном обеспечении. Наибольшее различие прослеживается в деятельности политических партий, а точнее в долгой политической традиции конструктивного взаимодействия правящих и оппозиционных партий, чего пока нет у нас. Но функциональное содержание одинаково.

Как мне видится, Национальное собрание Беларуси стало объектом информационной войны, которая не дала никаких результатов на международном уровне – белорусский парламент успешно работает со своими коллегами по всему миру. Но эта война нанесла серьезный ущерб имиджу парламента внутри страны, исказив реальность в восприятии наших граждан. И то, с чем я сталкиваюсь в ходе моей агитационной кампании, говорит о том, что эта война продолжается до сих пор.


Я думаю, тут есть одно, но очень действенное и универсальное средство – максимальная открытость и постоянный диалог с избирателями с использованием всех каналов коммуникации. Это наиважнейшая задача, сегодня. Доверие граждан к своему представительному органу – это важное условие развития гражданского общества, государственных традиций, да и укрепления самого суверенитета. Скажу даже больше – парламент, в такой же степени как и институт президентства, – это основа суверенитета Беларуси. Те, кто посягает на парламент, в реальности посягает на суверенитет!

 - Как Вы считаете, не пора ли  Беларуси отказаться от мажоритарной системы выборов в парламент и дать ему больше полномочий?

 - В краткосрочной перспективе явно не пора. У нас еще не появились традиции, если можно так выразиться, конструктивного взаимодействия власти и оппозиции на основе взаимодействия политических партий. Да и сама власть пока не имеет полноценной партии. Это реальность, от которой нам не уйти.

В долгосрочной перспективе, я уверен, у нас могут появиться элементы пропорциональной системы. Но сначала у нас должны сформироваться политические партии, которые будут готовы на первый план выдвигать интересы всех граждан в совокупности, а не свои групповые или вождистские амбиции. Хотя есть отдельные признаки, что эти процессы идут.

Но сегодня повышение эффективности парламента связано с увеличением конкуренции между кандидатами, которая позволит избирателям сделать осознанный выбор в пользу наиболее достойных и подготовленных людей.


 - Вы баллотируетесь по Чкаловскому округу. Насколько глубоко Вы успели погрузиться в его проблемы и о каких проблемах чаще всего говорят избиратели?  Что, на Ваш взгляд, стоит сделать в первую очередь для района, чтобы проголосовавшие за Вас его жители сказали: "Да, это наш кандидат и он выполняет обещанное"?

 - Проблемы избирателей моего округа можно разделить на два уровня. Первый - проблемы, связанные с местом жительства. Это ЖКХ, благоустройство дворов, парковки, озеленение, детские площадки, очереди в поликлиниках, проблемы в школах. Второй - проблемы, связанные с развитием нашего общества, системой управления государством. А это уже развитие систем образования, здравоохранения, это хорошо оплачиваемая работа, новые рабочие места.


Но главное заключается даже не в том, чтобы узнать о проблеме, главное найти пути для ее решения. Для этого у меня есть возможности. Я поддерживаю хорошие рабочие отношения со многими структурами, деловыми людьми, органами государственного управления. Кстати сказать, работа послом существенно расширила эти контакты. Я уверен в своих возможностях.

И очень важно организовать постоянный контакт с людьми, не только на период избирательной кампании, а на все четыре года моего депутатства, если я буду избран. Я постараюсь организовать регулярные встречи в районе, обеспечить присутствие в районе моих представителей, которые смогут получать информацию о возникающих проблемах. Надо просто ставить проблемы людей на первое место. И я уверен, что на такие действия люди не сразу, но ответят своим доверием.