Все – в одну корзину. Беларусь на полтора миллиарда долларов оценила убытки от российского налогового маневра и поставок так называемой грязной нефти. Такой счет накануне очередного важного этапа переговоров об интеграции выставил заместитель министра иностранных дел нашей страны Андрей Евдоченко, сообщает «Белсат».

Сколько экономики в полностью, казалось бы, политическом вопросе объединения в рамках «союзного государства»?

Пока российские СМИ вбрасывают спорные подробности об интеграции Беларуси и России, мол, дойдет чуть ли не до конфедерации, из Минска на официальном уровне никакой конкретной информации не звучит. Министерство иностранных дел только говорит, что политического единения не будет и выставляет очередные счета Кремлю. На этой неделе речь – о полутора миллиардах долларов. С одной стороны – за свою грязную нефть Москве бы неплохо заплатить.

Комментирует Валерия Костюгова, политолог, редактор сайта «Наше мнение»:

«То, что касается потерь от загрязнения нефтепровода «Дружба», от сокращения транзита по территории Беларуси и доходов от него, проблемы с грязной нефтью наших НПЗ и снижение выручки, – да, это безусловные потери».

Но к этому счету за полученную нашими нефтеперерабатывающими заводами в июле некачественную нефть Беларусь присоединяет потери за так называемый российский налоговый маневр. В Москве даже за грязную нефть более 100 миллионов долларов платить не собираются, а если к этому присоединяется политический счет…

Говорит Михаил Крутихин, аналитик нефтегазового рынка, Москва:

«Нет, ну это абсолютно невозможно объединить, ну так РАЗ-НО-Е. Есть налоги, и есть потеря от какого-то поведения «Транснефти», которая не досмотрела качество нефти. Это политические шаги… Это… умножать яблоки на апельсины. Это политика, а не экономика».

Беларусь зарабатывает на российской нефти благодаря переработке полученного черного золота без экспортных пошлин и продавая нефтепродукты в другие страны, уже с учетом стоимости этих налогов, оставляя разницу в бюджете. Россия же постепенно обнуляет пошлины, что к 2024 году уменьшит поступления в отечественную сокровищницу даже на 12 миллиардов долларов. В Минске напрямую связывают возможность дальнейшей интеграции с дальнейшими субсидиями.

Михаил Крутихин:

«Если это одна страна и одна государство, ну то конечно – согласно тарифам, как для российских регионов, должны реализовываться нефтепродукты. А если мы разные государства, то тогда претензии белорусской стороны неприемлемы».

Но за этими, по мнению российских специалистов, наглыми требованиями стоит спорная в своей интерпретации, но все же реальная договоренность.


Комментирует Леонид Фридкин, экономист:

«Это по мнению белорусских властей является нарушением если не буквы, то духа Договора о «союзном государстве», целью которого провозглашается рост благосостояния стран-участниц. От таких маневров российской стороны с благосостоянием у нас будет явно напряженная ситуация».

Это касается и газового вопроса. В среду белорусский министр энергетики отправился в Россию с очередной попыткой получить для нашей страны так называемую смоленскую цену за российский газ. В Москве напоминают, что Смоленская область платит налоги в российский бюджет, отсюда и цена.

Из опубликованных частей интеграционного плана следует, что Россию интересует вопрос общего налогового законодательства. С этой точки зрения Кремль якобы идет навстречу требованиям властей Беларуси. Другое дело, что все эти вопросы должны были бы быть решены уже после прежних интеграционных шагов.

Продолжает Валерия Костюгова:

«Нам говорили: давайте сделаем общую газотранспортную систему в виде приватизации «Белтрансгаза». И мы соглашались и… что в итоге? Мы вступали в ЕАЭС, так как было обещано, что в рамках ЕАЭС будет решен нефтегазовый вопрос. И что? Столько лет прошло».

Полтора миллиарда долларов убытков в этом году, чуть ли не в десять раз больше – в ближайшую пятилетку. Удар серьезный, рост экономики в этом году практически прекращается, а дальше Международный валютный фонд прогнозирует ее медленный упадок. Ничего хорошего, но экономического коллапса не произойдет, даже при самом худшем результате запланированных на декабрь переговоров Путина и Лукашенко, успокаивают специалисты.

Экономист Леонид Фридкин:

«Это зависит от того, насколько власти готовы не объявить народу ничего, кроме холода, сокращения доходов и суверенитета, если Россия в своих претензиях зайдет слишком далеко. На самом деле я думаю, что такой призыв получил бы поддержку в обществе».

В большом интервью для ряда аккредитованных в Беларуси изданий руководитель отечественной дипломатии, конечно, не выступил с таким призывом. Но напомнил, что общественность сама может объявить нецелесообразность соглашения об интеграции – мол, у нас же существует институт референдума. Его, конечно, мог бы традиционно инициировать сам Лукашенко, но он заявил:

«Россия – это больше чем страна. Для белорусов – тем более. Это идеология, этого из меня не выбить».