Вот в чернобыльской стране спустя рукава строится АЭС, у криворучек падает корпус реактора, менеджер, ответственный за систему пожаротушения, засвечивается в откатах за халтуру, мониторинг строительства под грифом «секретно. Всем пофиг.

Вот некие застройщики на странных условиях оккупируют не только окраины, но и самый центр столицы, возведя на месте уничтоженного музея ВОВ, простите мой французский, дурацкий сарай с фамильным гербом на фасаде. Реакции - ноль.

Вот нам за наши же налогоплательщицкие деньги демонстрируют арбузные сверхурожаи и «благотворительные» визиты школьника в окружении фемин непонятного статуса... Опять полет нормальный.

А вот планомерную борьбу с курением и госориентацию на ЗОЖ «украшает» повсеместная установка «Табакерок»...

И что? Ни-че-го...

Так что же такое должно произойти, чтобы белорусская душа вздрогнула и скукожилась от стыда? Чтобы захотелось встать с дивана, отбросить бутылку «Хмельного» или чего-то там и сделать наконец - в рамках закона, разумеется, - что-то значительное? Напрячь извилину и подумать: а как дальше-то? Где хоть какие-нибудь скрепы? Когда же закончится этот повсеместный абсурд? Как будут жить дети? Что есть, чем дышать и кем гордиться?

И как в итоге оправдать себя и свое никчемное, бесхребетное, бессловесное существование? Эту вечную тупую памяркоўнасць, уничижительное «можа, так i трэба?»

...Несколько месяцев назад случайный оползень на горе Гедимина словно нарочно обнажил сакральные кости - останки Кастуся Калиновского, Зигмунда Сераковского и других повстанцев из легендарного 1863-го. И дал повод вспомнить о человеке, потратившем жизнь на попытку сделать счастливыми своих соотечественников. О юноше, который мог бы стать нашим знаменем, объединить всех нас своей любовью к стране, сгладить мелкие разногласия и споры, которые уже годы и десятилетия нелепо разделяют нас. «Каго любiш? Люблю Беларусь! То узаемна!»

Когда я думаю о них, на глаза реально наворачиваются слезы. Наши лучшие, самые настоящие и искренние, те, кто до конца - за Родину, наши патриоты со связанными за спиной руками, в яме, залитые известью, чтобы потом не опознали... Господи!.. О чем они думали, что чувствовали перед казнью? Как они сохраняли достоинство, не позволяя себе отчаяться? Уверена: они утешались мыслями о нас, будущих поколениях, которые постараются не оплошать. Идеализировали нас. А как иначе? Закройте глаза и представьте, что через секунду пуля или петля прервет вашу жизнь. Единственное утешение - думать, что все это не зря, правда? Любой из нас может четко представить, какой животный страх они испытывали. Но надеялись. Верили, что умирают не просто так, что ничто не кончается так примитивно, что кто-то за них постоит...

А что мы? Как всегда, опять облажались по всем статьям. Разгорелась нешуточная дискуссия «интеллектуалов»: кто есть Калиновский, формально или все-таки фактически белорус? Нужен ли он нам, или это неактуально, пока тутэйшая Беларусь все еще неидеальна? Что за восстание - польское, или что там с ним не так? Как там: «Нет никаких оснований признавать Калиновского национальным героем»?

Да ладно! Давайте подвергать сомнению все, что связано с Кастусем, издеваясь над его памятью. Предавая его. Выбрасывать его «Мужыцкую праўду» и «Лiсты з-пад шыбенiцы» из учебников. Упразднять «Орден Калиновского». Будто бы он лишний, будто бы героев у нас - завались. Давайте задушим в себе все живое и искреннее, все, что может болеть...


Но ведь это происходит... Почему? Кто вы, люди, зачем вы это делаете? Читали ли вы, к примеру, «Колосья под серпом твоим»? Не верю. Хотите знать, каким был Калиновский? Именно для вас, ленивых и нелюбопытных, все уже сформулировал наш лучший писатель - простым и искренним языком, покоряющим сердце любого циника. Подготовил, так сказать, основания для национальной гордости - для чайников. Но чайники не удосужились прочитать. Наверное, не было времени - информационные потоки. Владимир Семенович, как вы, глядя на все это безобразие с неба, не умерли во второй раз - от разочарования и боли? Годы работы в архивах, скрупулезные изыскания для безупречной достоверности лучшего своего романа - каждая буква этой поэтичной и щемящей прозы прекрасна не только талантливым изложением, но и подтверждается историческими документами. Кто-то хочет узнать, каким был Калиновский и за что его стоит любить? Просто прочитайте! У нас есть герой, юный, человечный, живой и благородный...

Но Короткевич, увы, ушел раньше времени, так и не завершив свою Библию национального возрождения (вот вам и роль личности в истории маленького государства). Тем временем целые поколения рьяных «адраджэнцаў» с удачной оказией слиняли за бугор, откуда теперь безопасно высказываются по поводу и без. А мы как-то незаметно остались без авторитетов и нравственных ценностей. Зацикленные на бытовых проблемах, ушедшие во внутреннюю эмиграцию - семью, без политических и национальных ориентиров - да что там, даже без достойных человеческих убеждений, с напрочь сбитым моральным «прицелом» - мы пытаемся жить и уважать себя. Но разве есть какие-то основания для уважения? Мы худо-бедно существуем - но не в этой стране, а на этой территории...

...И вот судьба предъявляет нам кости национального героя - в буквальном смысле вывалив их на всеобщее обозрение. Чем не проверка на вшивость, снова простите парижский акцент? Как поступите, братки-белорусы? И что мы? Защитили, воздали почести, окружили теплом и любовью?

Народу по барабану. Литовская сторона удивленно и деликатно держит паузу, давая нации возможность сохранить лицо. Власть безмолвствует. Местные интеллигенты метко, остроумно и саркастично гнобят друг друга, колеблясь между старой каханай Вiльняй и оккупированным вампирами Минском. Это ж не дай Бог бээрсээмовцы будут перезахоранивать Калиновского! Это ж осквернение «парэшткаў»! Да и места достойного никак не выбрать, все занято... Няхай ужо Яська з-пад Вiльнi там i застаецца. Яго ж на Лукiшках пакаралi. А на Светаянскiх мурах згас яго апошнi позiрк. Так што яму, вiдаць, не крыўдна. Знаёмы асяродак, няхай ляжыць пакуль...

 А вот когда наша Беларусь вдруг станет достойной такого героя, вот тогда-а-а... Тогда все будет волшебно и легко, и наш Кастусь обретет заслуженный приют в пантеоне славы, в удачно выбранном месте, среди радужных единорогов. А пока... Оставим все как есть. В конце концов, можа, так і трэба?

...Некстати этот оползень, ох как некстати... Наверное, надо было бы просто тихонечко закопать все эти неуместные кости обратно.

Позорище!

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции