Напомним, сторона обвинения считает, что Валерий Шевчук брал взятки за выдачу регистрации лекарств. Еще одна статья, которую вменяют Шевчуку, - мошенничество. 
В обвинении сказано, что в 2015 году он принял от главы представительства итальянской фармацевтической компании Ларисы Рубцовой два подарка - мобильный телефон и кожаный портфель. Эти вещи Рубцова передала якобы в качестве взятки за выдачу регистрации лекарств и выдачу Минздравом разрешения на реализацию лекарств. 


При этом глава фармацевтической компании якобы не знала, что это не входит в компетенцию Шевчука, а тот ее об этом не предупредил.

«Те моменты, которые ей выгодны, Рубцова помнит, а те, которые не выгодны, не помнит»
- Я не признаю вину, - начал свою речь Валерий Шевчук. Говорит он медленно и уверенно, обращая внимание на каждый эпизод в обвинении. Рассказывая о встречах с Рубцовой, во время которых он получил тот самый мобильный телефон и портфель, Шевчук говорит, что не знал заранее о том, что Рубцова приготовила подарок. По словам обвиняемого, Лариса Рубцова ничего не просила, а он ничего не обещал.


- Я относился к ней с симпатией, у нас были деловые отношения. Несколько раз Рубцова даже угощала меня вишневым пирогом. Встречи носили консультативный характер, я отвечал на ее вопросы. Я воспринял эти вещи как подарок или сувенир. Я не согласен с формулировкой о том, что Рубцова заведомо ошибочно полагала, что эти действия входят в круг моей компетенции.
Валерий Шевчук говорит, что Рубцова часто бывала в министерстве, у нее был обширный круг знакомых - значит, свидетель не могла не знать о кадровых перестановках и о том, что входит в компетенцию Шевчука, а что нет.

«Не знал, что Головач переоформил мой заказ на себя и оплатил его»

Обвиняемый удивлен тому, что в своих показаниях свидетель Лариса Рубцова четко помнит события 3-летней давности, но не помнит того, что произошло недавно. В своих показаниях она ни разу не указала точно, с какими вопросами и проблемами приходила к Шевчуку.
- Есть такое заболевание, как старческий маразм - это не оскорбление. Это когда человек помнит, что было в молодости, но не помнит, что было вчера. У нас получилась такая ситуация: она помнит, что было два года назад, но не помнит, что было полгода назад. Удивительная забывчивость! Те моменты, которые ей выгодны, она помнит, а те, которые не выгодны, не помнит. А свидетель Головач помнит даже то, чего не было!
Еще одну взятку Валерий Шевчук якобы принял от учредителя фармацевтической компании Олега Головача. Для того, чтобы в его лицензию на право осуществления фармацевтической деятельности внесли дополнения, Головач привез Шевчуку на дачу мебель на 2748 рублей: витрины, шкаф, комод.
Обвиняемый настаивает на том, что эту мебель он заказал и оплатил собственными деньгами.
- О том, что Головач по своей инициативе переоформил мой заказ на себя и оплатил его, я не знал и не мог знать. В октябре 2016 года, когда Головач приходил на прием, я не договаривался о том, что он оплатит мне мебель. Я не оказывал никакого содействия в принятии решения Минздрава о внесении дополнений в его лицензию.
Валерий Шевчук обращает внимание на неточности в обвинении:
- Решается судьба человека, поэтому любая фраза, которая может быть истолкована в качестве запятой в фразе «казнить нельзя помиловать», имеет принципиальное значение.
Обвиняемый считает, что ни следствие, ни обвинение не привело законных доказательств того, что он совершил какие-то действия в интересах Рубцовой, помимо ее слов.
- Нет ни документов, ни аудио- или видеозаписей.
Лариса Рубцова в ответ отметила, что не знала, что входит в обязанности Шевчука - она приходила к нему, когда это рекомендовала сделать Людмила Реутская, начальник управления фармацевтической инспекции и организации лекарственного обеспечения Минздрава. Реутскую сейчас тоже судят за получение взятки.
- Я думала, что Шевчук может повлиять на решение вопроса. Я полагала, что это находится в его компетенции, - добавила Рубцова.
Суд продолжается...







X