Вечер пятницы в Минске можно провести по-разному - пойти в кино или театр, бар, посвятить его просмотру любимых сериалов. Корреспондент БЕЛТА отправился по иному маршруту - в рейд с милицией по минским притонам.

После инструктажа из Центрального РУВД разъезжаются проверять свои адреса мобильные группы. Состоят они из участкового и сотрудников ОМОНа. Первая точка нашей группы - комната в коммуналке на улице Орловской. Дверь открывают после настойчивого стука. Встречает Катюха - старая знакомая старшего участкового Александра Кухты. Женщине около сорока лет.

Дальше длинный коридор, комната находится в конце. Милиционер первым делом открывает в ней окно - сильно накурено. В кресле сидит мужчина в старых советских очках, как у Сергея Мавроди, одет он в женский халат. "Все нормально. Не пьем. Здесь тишина, порядок", - говорит он. Действительно, мужчина и его спутница трезвые.

Знакомый Катерины тем временем делает неоднозначные пассы руками, подмигивает участковому. Милиционер же продолжает спрашивать - когда освободился из ЛТП предыдущий сожитель, где он живет. Женщина отвечает, что не знает. "Они сейчас держатся. Потому что ее недавно выпустили из ЛТП, а ее друг только освободился. Потом обычно начинают пить в квартире, и...", - объясняет уже после визита Александр Кухта. Оба нигде не работают. Гражданин в очках сдает свою квартиру, живет у Катерины в комнате.

Следующей остановкой должна была стать квартира Ирины в доме неподалеку - женщина содержит притон. В ее жилье горы мусора, плюс к этому - несколько собак. Но из-за закрытой двери мы услышали только лай. Спрашиваю участкового, часто ли бывают конфликты с такими людьми. "Первоначально, когда они освобождаются, все правильные и хорошие. Понимают, что лучше где-то уступить или извиниться. Больше с ними проблем у соседей - перед милицией они все адекватные, боятся, а соседям достаются шум и пьянки. Когда они между собой отношения на улице выясняют, прохожим тоже неприятно", - объясняет Александр Кухта.

"Тут Даша живет, - говорит, участковый, подходя к очередному подъезду. - Но ее может не быть дома, потому что она любит менять парней, ездить к ним на зоны". Даша употребляет наркотики. На вопрос "какие?" Александр Кухта отвечает: "Что в моде, то и употребляет - раньше мак, сейчас уже больше "химию". Брат, как и она, ранее судимый. Он освобождается, проводит два-три месяца на воле, а после опять попадает за решетку. Застать Дашу дома нам тоже не удалось. Только соседи рассказали, что из ее квартиры расползаются по подъезду тараканы.

После "променада" по улицам в районе Киевского сквера уже с другой мобильной группой переместились в частный сектор - на 1-й Свирский переулок. Здесь в доме целая "гостиница" с обустроенными для постояльцев спальными местами. Правда, сейчас гость всего один - 28-летний парень из Щучинского района. Он приехал в Минск за лучшей жизнью.

Основной житель дома, 52-летний Леонид, лежит под одеялом и смотрит телевизор. "Завтра уезжает в коммунальную квартиру, - говорит про него старший участковый Алексей Чернявский. У дома будут новые владельцы, и мы его снимем с учета - они, думаю, не будут так безобразничать".

Внутри дома набор изысканных ароматов, который привычных участкового и омоновца не пугает, но девушка-фотограф выбегает оттуда спустя минуту и жадно вдыхает на улице свежий воздух. Говорит, раньше таких запахов не встречала.

Капитан Чернявский рассказывает, что таких притонов, как в девяностые годы, больше нет: "Сейчас приезжают в Минск рабочие-поденщики в поисках лучшей жизни. Приезжают на "авось". И каким-то образом узнают про такие дома, где можно жить за бутылку. Другой вариант - собираются злоупотребляющие граждане, чтобы выпить вместе. И делают это в переулках. А у выпивших могут быть споры, конфликты. Тут, так сказать, "тихий притон". Никто не буянит, потому что соседи молчать не будут".

Дом принадлежит 52-летнему Леониду, его сестре и еще одному родственнику. Мужчина долгое время не соглашался продать жилье, но его уговорили. Сестра купила ему комнату в коммунальной квартире на ул.Седых. "Самое интересное, что я никогда не видел его за пределами дома. Постояльцы расплачиваются алкоголем, и он постоянно лежит на кровати и смотрит телевизор. Чтобы с голода не умер, сестра привозит продукты. Ну и гости почти всегда есть", - рассказывает участковый. Алексей Чернявский уже 8 лет служит в милиции и не помнит, чтобы за это время Леонид работал.

Следующая остановка была у дома барачного типа на ул.Брагинской - там любители выпить собираются в теплое время на сгоревшей квартире. Застать, правда, никого не удалось. Через окно участковый рассмотрел убежище. "Одна подушка и два одеяла - значит, их там двое", - резюмирует он. На крыше сарая рядом сушились три пары кроссовок. Одна пара - женская.

Последняя точка - дом "комбата". Мужчина рассказывает, что служил в Афганистане. Но у милиции таких данных нет. Заходим внутрь - обшарпанные стены, висящее в комнате на веревке белье. Работает телевизор, на кровати лежит бородатый мужчина, рядом у электроплитки женщина (его дочь, инвалид с детства), что-то варит в большой кастрюле. Спросил у женщины, чего варится, отвечает: "Борщ. С мясом куриным".

"Комбату" уже за шестьдесят, зовут Виктор. Он инвалид. "Дочка подрабатывает в Ждановичах, перебирает овощи. А он собирает вторсырье, сдает металл, бутылки, картон, - рассказывает участковый. - Было такое, что собирались здесь его "коллеги". Но мы дом посещаем периодически. Несколько раз приезжает милиция, да еще и с ОМОНом - и у них уже нет желания сюда приходить".

В квартиры, которые состоят на учете как притон, милиция наведывается регулярно. Это нужно, чтобы жильцы таких мест понимали - их могут проверить в любой момент. Тогда стараются вести себя сдержаннее. Если соседи часто жалуются, дебоширов определяют в ЛТП. За год, по словам участкового, с его зоны ответственности туда отправляются не меньше десяти человек. "Чаще всего так - в этом году десять отправил одних, в следующем - других, а в третьем - тех, кого раньше отправил, но уже вернулись, "насобирали" себе протоколов…", - рассказывает о замкнутом круге Алексей Чернявский.

"Надо, чтобы человек имел три действующих административных взыскания в состоянии алкогольного опьянения, после чего мы везем его на наркологическую комиссию, ставим на учет у нарколога. После этого человек должен еще раз "залететь", и только тогда может попасть в ЛТП", - объясняет участковый. При этом нужно быть годным по физическим показаниям. Инвалидов первой и второй групп, а также третьей группы с серьезными заболеваниями, пенсионеров и несовершеннолетних в ЛТП не берут.

Работа с корреспондентом для мобильной группы заканчивается. Но еще до одиннадцати вечера они будут проверять притоны, состоящих на учете людей, ОМОН будет патрулировать улицы.

Павел ГОРБАЧ,

ФОТО Центрального РУВД Минска,

БЕЛТА.

Теги
милиция Минск репортаж