Кого чаще всего объявляют без вести пропавшими и как их разыскивает милиция, выяснила корреспондент агентства «Минск-Новости».

Порой в СМИ появляются сообщения о разыскиваемых гражданах. Стражи порядка довольно быстро их находят, иногда помогают волонтеры из поисково-спасательного отряда «Ангел».

По словам начальника отдела розыскной работы управления уголовного розыска ГУВД Мингорисполкома Андрея Фролова, только за прошлый год в милицию поступили около 1 600 заявлений от граждан о пропаже близких. И это только в столице.

На все такие сообщения милиция реагирует незамедлительно. Бывает, родственники зря паникуют, мол, Вася или Петя не снимают трубку, значит, случилась беда. В таких случаях попробуйте набрать человеку с неизвестного номера. Ведь часто бывает, что стражи порядка звонят якобы пропавшему гражданину, а тот им спокойно сообщает: с ним всё хорошо, а с домочадцами просто поругался. За время, потраченное на распутывание последствий семейных неурядиц, милиционеры могли бы по горячим следам раскрыть преступление.

— Нередко в органы обращаются женщины, обеспокоенные тем, что мужья не ночевали дома и не отвечают на звонки. Начинаем разбираться и выясняем: накануне супруги поссорились. Мужчины так поступили в знак протеста, и жен просто игнорируют. Бывает, они даже против того, чтобы мы кому-то сообщали адреса, где находятся, — говорит Андрей Андреевич.  Безусловно, есть те, кто действительно нуждается в помощи. Как правило, это пожилые или люди с расстройством психики. Помню, в Советском районе жила бабушка, постоянно уходившая из дома. Она не могла найти дорогу обратно, не помнила свой адрес. Мы неоднократно выезжали на ее поиски. Потом родственники в куртку старушки вшили мобильный телефон, на который установили программу «Родительский контроль», отслеживающую место ее нахождения. Больше к нам за помощью они не обращались.

За восемь месяцев 2019 года поступили 150 заявлений о пропавших без вести несовершеннолетних. К счастью, всех удалось найти.

— Подростки, уходя из дома, хотят показать свою самостоятельность или выразить протест на родительские запреты. Увы, в этом нередко виноваты сами взрослые. Они перегибают палку в воспитании чад или не уделяют им должного внимания — дети попросту предоставлены самим себе, — констатирует собеседник.  Так, в Ленинском районе был случай, когда 14-летний школьник поругался с отцом. Видя номер родителей, не снимал трубку, а когда ему позвонили милиционеры, ответил и попросил помощи. Парень рассказал, что заблудился и стоит на какой-то трассе. Сотрудники оперативно вычислили, что он находится в Червенском районе, выехали туда и вернули беглеца домой.

В декабре прошлого года сотрудники уголовного розыска отыскали парочку 17-летних влюбленных, которые более двух месяцев колесили по России, добравшись едва ли не до Дальнего Востока. Средства на жизнь и пропитание добывали попрошайничеством или игрой на гитаре в электричках и подземных переходах. И эти ребята из благополучных семей.

А в Заводском районе нетрезвый отец якобы забыл в автобусе 3-летнего сына. Стражи порядка отрабатывали маршруты общественного транспорта, автостанции, как вдруг в службу «102» позвонила работница детской игровой комнаты в крупном торговом центре и сообщила, что после закрытия за маленьким мальчиком никто не пришел. Им и оказался тот детсадовец, которого искала едва ли не вся минская милиция. Его родитель был настолько пьян, что даже не помнил, где оставил сына.

— Бывают и комичные случаи, — продолжает сотрудник уголовного розыска.  Поступило заявление, что пропали две 8-летние девочки. Все сбились с ног в поисках школьниц. Оказалось, они, играючи, спрятались под кроватью, а потом почему-то побоялись оттуда вылезти. Там они пролежали чуть ли не всю ночь, пока их нашли.

Сотрудники разыскного отдела нередко сталкиваются с потерявшимися, которые по состоянию здоровья не могут сообщить о себе ничего.

— Если раньше эти люди месяцами находились в стационарах психбольниц в ожидании, что их кто-то найдет, то сегодня такое случается редко. В установлении их личностей помогают современные технологии, — говорит А. Фролов.  Например, в этом году удалось отыскать мужчину, страдающего психическим заболеванием, который без вести пропал еще в 2010-м. О себе ничего не помнил и всё это время находился в российской психиатрической больнице. Неожиданно гражданин назвал свои имя и фамилию. Установили: мужчина в розыске. За ним тотчас выехала мама.

Многие помнят, что в СССР заявление в милицию об исчезновении человека следовало подавать лишь спустя трое суток. Такого требования не существует с 1991 года, но стражи порядка до сих пор сталкиваются с тем, что родственники пропавшего вовремя не бьют тревогу. Случалось, человек уезжал на рыбалку, его телефон находился в зоне доступа, но не отвечал. Родственники зачем-то выжидали 72 часа, чтобы написать заявление. Разве можно медлить в такой ситуации?

— Порой каждая минута на счету. Если пропал близкий, звоните в службу «102» либо обращайтесь в РУВД, — советует А. Фролов.  Заявление лучше всего писать по месту жительства пропавшего — это позволит милиции сэкономить время.

По словам собеседника, всегда трудно сообщать родственникам печальные новости. Андрей Андреевич до сих пор помнит такой случай:

— Мама с единственным сыном жили на Мирошниченко. Гуляя на улице, мальчонка часто наблюдал за отдыхающими на Цнянском водохранилище. Купаться в водоеме ему категорически запрещалось. Однажды пожилой сосед предложил сопроводить ребенка на пляж, пообещав, что родительница ни о чем не узнает. Тот согласился. Он даже снял нижнее белье, чтобы мама не догадалась, что он купался без ее разрешения. Зайдя в воду, 6-летний мальчик вскоре пропал из виду. Увы, спасти его не удалось.

Еще одно направление, которым занимается отдел Андрея Андреевича, — идентификация трупов. За последние почти два десятка лет не удалось после смерти установить личности всего 42 граждан без определенного места жительства.

— Чаще установить их личность несложно. Почти все они ранее судимые или привлекались к административной ответственности, поэтому состоят на различных видах учета — дактилоскопическом, геноскопическом и других.

Несколько лет назад в Минском районе в лесу потерялся 4-летний ребенок: родители собирали грибы и не заметили, как сын отстал. Приехали кинологи с собакой, которая взяла след и через 9 км нашла мальчика.

Справочно

Если пропавшего не находят, спустя 10 дней возбуждают уголовное дело по факту исчезновения и объявляют в республиканский розыск. Срока давности оно не имеет.