Загадка Могерини: почему министры ЕС не приехали в Минск? - Политика на N1.BY
Также стало известно, что переносится на неопределенный срок и совещание министров иностранных дел государств Восточного партнерства, которое должно было состояться 4-5 октября в Минске и на которое собиралась приехать Верховный представитель ЕС по иностранным делам.
Для официального Минска визит Могерини, как и совещание министров, должен был стать важнейшим и престижным событием, знаком увеличения политического веса.
Совещание глав МИД государств-членов Восточного партнерства впервые за 10 лет существования этой инициативы должно было пройти в Беларуси.


Европейские чиновники ранга Могерини за всю новейшую историю страны посещали Минск дважды: в 2009 году, в разгар предыдущего потепления отношений между Беларусью и ЕС, Минск посетил тогдашний глава европейской дипломатии Хавьер Солана, а в августе 2014 года преемница Соланы Кэтрин Эштон участвовала в Минске в переговорах по украинскому конфликту между президентом Украины Петром Порошенко и президентом России Владимиром Путиным.
Почему перенесли визит и совещание?

Так что главы дипломатии Евросоюза посещали Минск нечасто, тем более важным и весомым выглядел запланированный визит. 
И тем более важен его перенос. Особенно с учетом того, что мотивация, честно говоря, не выглядела убедительной. Пресс-секретарь Могерини сообщила, что визит главы дипломатического ведомства ЕС «отложен из-за ряда изменений в повестке дня различных участников и по результатам обсуждений с Беларусью».
Ранее появилась информация, что в Минск не приедет министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович, который в последний момент отменил поездку из-за участия в похоронах ветерана антикоммунистического движения Корнелия Моравецкого


По крайней мере, такова была официальная версия. Возможно, польского министра связывали личные отношения с покойным Моравецким, однако следует заметить, что национальный траур по причине его смерти в Польше не объявляли.
К тому же в Евросоюзе 28 стран, у каждой есть МИД, плюс 5 государств-партнеров, кроме Беларуси. Если один из 33-х министров по личным причинам не смог приехать в Минск, это не выглядит достаточно веским основанием, чтобы туда не ехала и глава дипломатии Евросоюза. 
И тем более это не выглядело достаточным основанием для срыва давно запланированной встречи, вписанной в плотные графики министров большого числа государств.

Визит Могерини и его перенос как символы
Здесь также следует добавить, что визит Федерики Могерини в Минск, если бы он состоялся, имел бы в основном символическое значение. 31 октября она покидает свой пост, уже назначен ее преемник, им станет министр иностранных дел Испании Жозеп Боррель.
Так что ее визит в Минск, если бы он состоялся, не означал бы какой-то новой линии в политике ЕС в отношении Беларуси. Это был бы жест одобрения шагов Минска по нормализации отношений с ЕС и по урегулированию кризиса в Украине.
Но теперь символическое значение приобрел перенос (или отмена) визита. Наверное, по сути это чисто технический момент. Однако если речь идет о всего третьем за 10 лет визите чиновника соответствующего уровня и о первом совещании министров в Минске за те же 10 лет, то технические моменты превращаются в значимые.
Можно представить себе, как злорадно хохочут сейчас в Москве: «В Европу собрались, братья-белорусы? Ну так вот вам показали, как там к вам относятся».
Наверное, в Варшаве и Брюсселе это так не воспринимают. А в Москве воспринимают именно так. И в Минске, полагаю, так же. И странно, если в Брюсселе этого не понимают.
«Нас на Западе никто не ждет»
В порядке совсем уж конспирологической версии перенос даты визита Могерини и министерского совещания мог бы быть своеобразной демонстрацией Минску озабоченности Евросоюза интеграционными играми Беларуси с Москвой: мол, если интеграция будет слишком тесной, то Беларуси не стоит надеяться на прогресс в отношениях с ЕС, дескать, ЕС не имеет привычки устанавливать тесные связи с регионами России, в который может превратиться Беларусь.
Если истинная мотивация была именно такой, то это было бы по крайней мере концептуально: мотив был бы соответствующим последствиям. 
Иное дело, что такая мотивация была бы абсолютно безумной и подтолкнула бы Минск точно в том направлении, движения в котором надеялись предотвратить этим демаршем. Но тогда он был бы, по крайней мере, результатом какой-то, пусть и ошибочной, стратегии. А так тот же результат получился, скорее всего, как стечение случайных нелепостей и непонимания психологии и культуры партнера.
Недавно Лукашенко повторил свою любимую мантру: «Нас на Западе никто не ждет». Когда министр важной страны может предпочесть церемонию похорон друга давно запланированной поездке в ​​Минск, когда на этом основании высокая чиновница из Брюсселя отменяет свой визит в Беларусь — ну так и в самом деле не ждут. Наверняка, Лукашенко в этом только убедится.
Если смотреть объективно, то, разумеется, ничего страшного и необратимого не произошло: проведут совещание позже, может на него приедет уже не «хромая утка» Могерини, а ее преемник Боррель, которому предстоит работать главой дипломатии ЕС на протяжении последующих пяти лет.
Но, как говорится, осадочек останется. А в Москве не только посмеются сегодня, но и в будущем в подходящий момент напомнят «казус Чапутовича-Могерини».








X