Освободившемуся из колонии футболисту Павлу Мамаеву после выхода на свободу потребовалось меньше двух недель, чтобы стать свободным агентом и найти себе новый клуб. Избегая разговоров с прессой, бывший игрок сборной России дал большое интервью своей супруге — Алане Мамаевой. В беседе с женой на камеру спортсмен затронул практически все, что произошло с ним за последний год — начиная от задержания и семейных разборок, ставших достоянием общественности, и заканчивая освобождением.

Напомним, что Мамаев, нападающий петербургского «Зенита» Александр Кокорин и его младший брат Кирилл, а также детский тренер Александр Протасовицкий были задержаны в октябре прошлого года за драки в центре Москвы, в ходе которых пострадали чиновники Денис Пак и Сергей Гайсин и водитель ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталий Соловчук. До мая, когда фигурантов дела приговорили к одному году и пяти месяцам (в случае с братьями Кокориным — к шести) лишения свободы, они находились в следственном изоляторе, а после вынесения приговоров были этапированы в колонию в Белгородской области. 17 сентября Мамаев и оба Кокорина были освобождены по УДО.


Супруга Мамаева коснулась вопроса их отношений. Во время судебных разбирательств стало известно, что футболист в день драк находился в компании другой девушки, после чего Алана Мамаева неоднократно говорила о намерении завершить отношения с мужем. Так или иначе, после выхода на свободу экс-хавбек «Краснодара» вернулся к супруге. Как он сейчас признается, им предстоит решить личные вопросы, которые он, однако, на всеобщее обозрение выносить не хочет.

«Как мы попали в такую ситуацию? Ну, за Сашу я не буду отвечать, но все в жизни оступаются и в какие-то моменты делают что-то не так. Но людям я хочу ответить, что не нужно копаться в грязном белье чужой семьи. В первую очередь надо разобраться в себе. Счастливые люди не замечают проблем других людей. Я попытаюсь сам разобраться в себе и в своей семье. У меня сейчас есть желание все сделать таким образом, чтобы мы оба были счастливы.

Счастлив ли я сейчас? На данный момент я в таком состоянии, когда я счастлив от того, что я нахожусь рядом с тобой и детьми», — сказал Мамаев в интервью, опубликованном на YouTube-канале жены.


Кроме того, атлет указал, что эмоционально воспринял момент своего освобождения из колонии. Как уверяет Мамаев, он до последнего дня ждал подвоха и был встревожен. Стоит отметить, что во емя нахождения в «Бутырке» футболисты неоднократно подавали прошения об изменении меры пресечения, однако все они были отклонены.


«Какие были ощущения, когда приехал в Москву? Изначально были непонятные.

Долго ждали. Когда уже озвучили решение, что нас выпускают, ждали этого дня и каждый день до этого был в тревоге, пока не наступила ночь 17. Потому что в любой момент ждали подвоха от прокуратуры, хотя это было маловероятно. Подвоха не оказалось.

Каждый день, кроме выходных, мы с тревогой встречали и ждали каких-что неприятных новостей, потому что на протяжении всего нашего дела хорошего было мало, одни негативные новости», — вспомнил он.

Поделился Мамаев и тем, как воспринял опыт, который получил в местах не столь отдаленных. Напомним, что 31-летнему полузащитнику социализироваться в СИЗО и колонии было проще, чем его друзьям. Он активно шел на контакт с представителями СМИ и участвовал во внутренних мероприятиях учреждений, где находился. В частности, в феврале он сыграл в футбол в сборной заключенных в стенах «Бутырки», а уже в колонии вышел на поле против команды третьего по силы дивизиона России. По признаниям Мамаева, которые он делал еще во время нахождения под арестом, в таких местах порядочных людей даже больше, чем на свободе. Сейчас он заявил, что не испытывал трудностей, навязываемых стереотипами.

«Нет, нас не били. Ни нас, ни кого-либо другого. Рассказывают про разные лагеря, но я своими глазами избиений не видел. Правда ли, что в тюрьме нельзя говорить за других людей? Наоборот: если что-то знаешь, это нужно озвучить. Но понимать, что можешь подтвердить эту информацию. Когда зашел в квартиру, было тяжелое осознание: я даже не могу представить, что испытывают люди с большими сроками. Мы-то пробыли там 11,5 месяца — и то вышли: «Хм, у меня телефон в руке? Распорядка нет?!» Я сегодня проснулся в 6 утра, как на построение. Какая-то подкожная дрожь была.

Стал мало говорить? Потому что там не надо много говорить»,— рассказал Мамаев.

Что касается быта футболистов в колонии, то подробности стали известны после посещения учреждения журналистами. Мамаев подтвердил, что условия содержания заключенных в ИК-4 в Алексеевке в целом были приемлемыми.


«Спали мы на железных спальных местах, на которые кладется матрас. В простонародье шконки называются. Ели по-разному всегда: и баланду пробовали, и сами понемножку готовили. Вкусная ли была баланда? Да, нормально, кстати. Но мы ее нечасто ели. Конечно, мы и готовили — там все свежее. На отряде есть, скажем так, чайхана, но готовить там негде.

Что запомнилось? Сложилось впечатление, что прежде, чем что-то сделать, надо план выработать, последовательность своих действий. Лежишь и что-то хочешь сделать, допустим. Сперва думаешь: сейчас я это сделаю, скажу это, какие могут быть последствия. Ты начинаешь обо всем думать.

Какую-то ответственность всегда чувствуешь. Ни за кого-то, кто на воле — дети, там, семья, — а за самого себя. Прежде, чем что-то сделать, надо тысячу раз подумать. Прежде, чем что-то сказать, надо тысячу раз подумать», — рассказал Мамаев.

Спустя два дня после выхода на свободу Мамаев официально расторг контракт с уже бывшим своим клубом, где выступал на протяжении четырех лет, — «Краснодаром». Руководство «быков» еще в прошлом году выразило желание разорвать трудовые отношения с футболистом, однако в период его пребывания в заключении сделать это оказалось невозможным. Однако долго без работы Мамаеву оставаться не пришлось: изначально он вел переговоры о переходе в столичное «Динамо», но в последний момент принял решение подписать с «Ростовом». Сейчас он в предвкушении начала тренировок с командой из Ростова-на-Дону.

«Как планирую возвращать физическую форму? Пока не знаю, потому что я пока не тренировался на том уровне, на котором я был. Чувствую себя нормально в этом плане. Начинать не боюсь. Ну а что, мы там каждый день в футбол играли. Сейчас такое состояние, что я вообще не переживаю. Уверен: все будет хорошо», — ответил он.

Официально играть за «Ростов» Мамаев сможет не раньше, чем после зимнего трансферного окна, когда откроется новый заявочный период.