Стесняются ли учителя приходить к психологам, и как распознать тревожные признаки в школьном коллективе - Общество на N1.BY

Почему дети и взрослые неохотно идут за помощью к психологу и что нужно обязательно рассказать подрастающему поколению, выяснила корреспондент агентства «Минск-Новости».

В начале сентября в Минске открыли Республиканский центр психологической помощи. Работают в нем ученые и преподаватели Института психологии БГПУ имени Максима Танка. Это специалисты-практики, которые знают, как помочь тем, кто оказался в сложной жизненной ситуации. Их задача — не только вытянуть человека из кризисного состояния, но и скоординировать действия школьных психологов. Ведь именно они на местах могут распознать тревожные признаки, накаляющуюся обстановку в детско-учительском коллективе и не допустить, чтобы конфликт разгорелся. О том, что такой центр нужен, заговорили после трагедии в Столбцах. А в середине сентября в одной из гомельских школ разразился скандал: в Интернет попало видео конфликта между учеником и его педагогом. Свидетелями стали десятки тысяч людей.



Что нужно делать, чтобы не допустить таких ситуаций? Какая роль отводится центру психологической помощи? Кто стал его первым посетителем? Об этом беседуем с начальником республиканского центра, практикующим семейным психологом Ольгой Матюховой.



— Ольга Викторовна, кто уже обратился к вам за помощью?

— В первую очередь — психологи, работающие в учреждениях образования, от них поступил запрос о повышении квалификации. Наша задача — сформировать региональную сеть кризисных психологов по всей стране, которые смогут оперативно реагировать на критические события на местах. Такая необходимость давно назревала. В повседневную жизнь вошли понятия «суицид», «насилие», «буллинг». Количество обращений в психологические службы растет. В обществе постепенно развиваются психологическая культура, понимание того, что в одиночку со своей проблемой порой не справиться.



— Психологическая культура растет, но всё равно многие не умеют справляться с конфликтами.

— Дети растут в информационно перенасыщенном пространстве. Они не знают жизни без гаджетов. Взрослые любят сравнивать современных ребят с собой, но в их возрасте. Это неправильно. У нынешнего поколения есть доступ к моментальному получению информации. А какого она характера — вопрос. Этот поток влияет на развитие детей, их мировосприятие, даже на их психологическое состояние и поведение.

— Стоит ли ограничивать доступ к информации?

— Скорее обучать подрастающее поколение информационной культуре. Распространено такое явление, как кибербуллинг — травля в Сети. Задача взрослых — защитить детей от возможных опасностей в Интернете. Большинство ребят считают: то, что они делают в виртуальном мире, остается за кадром, скрыто от общества. А вести себя там нужно так же, как и в реальной жизни. Но дети экспериментируют, прощупывают границы дозволенного, не осознавая последствий. Например, подросток выкладывает в Интернет ролик о том, как он выбрасывает в реку арендованный велосипед, демонстрируя свою удаль. Видео моментально разлетается по Всемирной паутине, выходит на всеобщее обозрение. Ребенок вряд ли предполагал, что его шалость раскроется таким образом, а за это серьезное правонарушение понесут ответственность родители. Я бываю на стажировках в других странах и знаю, что, скажем, в Германии, вопросы фото- и видеосъемки законодательно строго регламентированы. Если делаю снимок своей семьи, а в кадр попал случайный прохожий, следует его предупредить, спросить разрешение об использовании кадра.

— Учителя не стесняются приходить к психологу?

— Педагог — профессия, которая требует большой отдачи. Учителя как никто другой подвержены эмоциональному выгоранию.

Но я бы не стала выделять их в отдельную категорию. Повторюсь, в обществе в целом растет понимание того, что лучше обратиться за помощью к специалисту, а не заниматься самокопанием. В каждой школе есть штатный психолог. Однако приходится сталкиваться с тем, что дети и взрослые не обращаются к нему. Думают, что их личная проблема может получить огласку. Но общение со специалистом носит конфиденциальный характер. Исключение — выявленная угроза жизни ребенка или заявление о факте насилия. Тогда психолог связывается с родителями и сообщает в правоохранительные органы. Кстати, в моей практике было много случаев, когда именно школьные психологи раскрывали неблагополучие в семье.

— Благоприятный психологический климат в школе — это когда нет конфликтов?

— Не всегда их следует рассматривать как что-то сугубо негативное. Комфортная психоэмоциональная среда, скорее всего, взаимоуважение всех участников образовательного процесса: родителей, детей, педагогов и администрации. Что касается учителей, то они должны быть готовы к саморазвитию, не бояться учиться у воспитанников. В 2016 году в России провели масштабное исследование с участием малышей и подростков. В результате опубликовали 30 фактов о современной молодежи. Там говорится, что у них клиповое мышление, быстрее взрослых ориентируются в стремительно меняющейся жизни, общаются со старшими на равных и многое другое. Педагогам важно учитывать эту информацию в своей профессиональной деятельности.

Для подготовки кризисных психологов в Минске разработали обучающий курс-практикум. Планируется, что его посетят 119 педагогов-психологов из всех регионов. Эти специалисты потом будут работать на местах — в учреждениях образования. Центр окажет поддержку. Ольга Матюхова говорит, что это мировая практика: чтобы психолог был объективным, необходимо наставничество более опытного специалиста.

Справочно

В США, Франции, Израиле школьные психологи занимаются исключительно профориентацией. Для решения конфликтных, проблемных вопросов созданы социальные службы. Они независимы от учреждения образования. Школа заявляет о тревожной ситуации — и туда приезжает специалист-психолог, прорабатывает конфликт.

Фото Сергея Пожоги







X