Класковский: Миротворцы Лукашенко вряд ли спасут Донбасс - Политика на N1.BY
Широкий, благородный жест, но не слишком ли в духе гоголевского Манилова? Пишет политический обозреватель Александр Класковский в своей колонке на сайте "Белсат".
Начнем с того, что для миротворческой миссии на Донбассе понадобилось бы, по оценкам экспертов, от 10 до 40 тысяч человек – в зависимости от формата, функций и пр. В белорусской же армии всего около 45 тысяч военных. Причем сами понимаете, стройбат туда не пошлешь.

Идефикс Лукашенко

Между тем белорусский официальный лидер уже не первый раз проговаривает эту широкомасштабную идею.
О готовности «использовать и свои вооруженные силы для того, чтобы развести конфликтующие стороны» в Украине, он заявлял еще в интервью Euronews в октябре 2014 года. В 2016-м сказал, что готов не только взять под контроль границу Украины и России, но и организовать местные выборы на Донбассе. Что породило волну иронии в социальных сетях: знаем, мол, как проводятся выборы по-белорусски!


Затем в октябре прошлого года на встрече Основной группы Мюнхенской конференции по безопасности в Минске белорусский руководитель провозгласил:
«Мы можем взять на себя ответственность за обеспечение мира в восточных регионах Украины и контроль на российско-украинской границе».

Миротворчество как способ «спрятаться в домике»
Как видим, размах еще тот. Но на эти инициативы белорусского руководства я бы не смотрел сугубо иронически, хоть они и впрямь отдают маниловщиной.


Дело в том, что после Крыма белорусское руководство, почувствовав холодок между лопаток, стало спасаться от Кремля уходом в нишу миротворчества. Белорусский МИД принялся с дикой силой пиарить инициативу «Хельсинки 2.0»: мол, предлагаем сделать белорусскую столицу стартовой площадкой нового процесса разрядки напряженности.
Получится не получится, но проще отбояриваться от Москвы с ее базами: мы же, это самое, миротворцы, не портите нам имидж и площадку!
Источник фото — president.gov.by

Звездным часом белорусского официального лидера стал саммит Нормандской четверки в Минске в феврале 2015 года. Еще бы: и Ангела Меркель, и Франсуа Олланд пожали руки тому, кто прежде числился «последним диктатором Европы». Но потом минский процесс забуксовал. А недавно сам Лукашенко посетовал, что «Хельсинки 2.0» не встречает понимания на Западе.
Это и понятно. Ведь хельсинские договоренности 1975 года закрепили принцип нерушимости границ в Европе. А Россия захватом Крыма этот акт попрала. И начинать «Хельсинки 2.0» без возврата Крыма означает признать агрессию. Короче, тупик.
В итоге Минск быстро выработал верхний пласт миротворчества, двигаться же дальше проблематично.

Одной роты как-то маловато
Теперь о потенциале Минска в рамках гипотетической миротворческой миссии ООН. Фишка в том, что по стандартам голубых касок вышколено лишь одно подразделение – миротворческая рота в составе витебской 103-й бригады.
Минский военный эксперт Александр Алесин в свое время отмечал, что при необходимости в состав миссии на востоке Украины Беларусь могла бы отрядить также две бригады – сил специальных операций и внутренних войск. Они проходят миротворческую подготовку в рамках ОДКБ.
Но вот здесь и закавыка: ранее украинские представители заявляли, что миротворцы из Беларуси на Донбассе неприемлемы именно потому, что страна входит в ОДКБ (читай: военный альянс под эгидой Кремля).
В Киеве нет должного доверия к Минску. Украинцев задевает то, что Беларусь в угоду Москве голосует в ООН против украинских резолюций по Крыму. Если смотреть шире – Минск является военно-политическим союзником России. Миротворцы же должны быть нейтральны.

Токсичный статус союзника Кремля
Печальнее всего то, что Киев и Москва не могут договориться о самой парадигме разрешения проблемы Донбасса. Украинские власти хотели бы в первую очередь закрыть не контролируемый ими участок восточной границы, а российская сторона упорно держится за этот коридор, подпитывающий непризнанные ДНР/ЛНР. Пока здесь заколдованный круг.
Однако даже если представить себе, что вопрос миротворческой миссии перешел в практическую плоскость, то, во-первых, у Минска слишком мало подготовленных штыков, чтобы в принципе играть там некую заметную роль. Во-вторых, мало шансов вообще попасть в состав голубых касок на Донбассе, поскольку, как бы ни рвало рубаху на груди белорусское руководство, статус союзника России – это медицинский факт. А после Крыма этот статус стал токсичным.
Да, Лукашенко обидно, потому что он крутится как уж на сковородке, чтобы хоть как-то дистанцироваться от политики Кремля. Но слишком цепко держит капкан «братской интеграции», в которую белорусский президент когда-то заигрался.
Впрочем, Лукашенко и из ничего умеет делать конфетку. Почему бы не поразить украинских журналистов жестом типа: хоть завтра готовы закрыть границу с Россией. Жест широк и в то же время ничего ни стоит.







X