— Пан Адам, месяц назад главной интригой было, поедет ли Александр Лукашенко в Варшаву на мероприятия, посвященные 80-летию начала Второй мировой войны. Не поехал. Как вы думаете, почему?
— Я не сижу в голове у президента Беларуси. Только он знает, почему не поехал. Но я думаю, что существенно на его решение повлияло то, что не поехал никто из Москвы. По-моему, это было определенным образом в контексте отношения к Путину. С другой стороны, мне кажется, что и Путин бы не приехал.


— Даже если бы был приглашен?
— Не приехал бы. Потому что в данный момент в России иной нарратив относительно 1 сентября. 1 сентября — это ведь был результат пакта Молотова—Риббентропа, а в данный момент там нарратив такой, что никогда Сталин не был союзником Гитлера.
— Несколько месяцев тому назад вы посетили Минск. Какое впечатление произвела на вас столица Беларуси?
— У меня не сложилось впечатление, что это — государство запуганных людей. Со мной разговаривали нормально, очень открыто. Без страха. Я был в университете, встречался с молодежью. У меня было очень позитивное впечатление, если вести речь об обществе.


Сложилось мнение, что Лукашенко — это такой диктатор, который, однако, удержал независимость Беларуси. Так о нем будут вспоминать. Что это не кровавый диктатор. Это немного другое. Это не азиатская диктатура.
— Лукашенко, по-вашему, удержал государственность Беларуси. Значит ли это, что у других белорусских властей не было никаких шансов на это?
— Этого я не знаю. Этот вопрос из области альтернативной истории. Не знаю, как было бы. Я знаю, как есть. Лукашенко пришел к власти с пророссийскими лозунгами.


Это парадокс, но тем не менее позже он удержал (страну). Не демократическую, но независимую. Но я не хотел бы, однако, считать, что о ней можно говорить тем же языком, что и о диктатурах вроде коммунистической. Здесь кое-что другое. В обществе более широкий веер свободы.
Я видел в книжном магазине разнообразные книги. Слышал очень открытые дискуссии. Бизнес бывает достаточно независимым. Это позволяет ощущать умеренный оптимизм в отношении будущего: даже Лукашенко не вечен. Даже Сталин не был вечным.
Полный текст интервью читайте здесь: DELFI








X