Белстат обнародовал первые данные о работе белорусской экономики в январе — июле 2019 года. По подсчетам главного статистического ведомства страны, объем ВВП составил 72,5 млрд руб., или 101,3 % по отношению к январю — июлю 2018-го, пишет "БелРынок".

Создается впечатление некоего ускорения, ведь в первые пять месяцев нынешнего года ВВП прибавил 1 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого. Однако напомню, что принципиально важно анализировать не голые цифры, а компоненты, благодаря которым сформировался рост ВВП.

На самом деле сложилась странная ситуация: большая доля прироста ВВП обеспечена внутренним спросом, причем спросом, как правило, в рамках розничного товарооборота (и это видно в динамике). Речь идет о доходах и расходах домохозяйств, которые поддерживаются, в том числе с помощью розничного кредитования.

Основной рост доходов наблюдался все-таки в конце прошлого и начале нынешнего года. Во II квартале 2019-го особого подъема не было, что заметно по доходам бюджетников, которые, несмотря на обещания правительства, никак не удается довести до определенного уровня по отношению к средней заработной плате в стране. Аналогичная ситуация с доходами пенсионеров: планы, связанные с повышением пенсий, отодвинуты на следующий год. Напомню, тогда пройдут президентские выборы.

Несмотря на фактически оставшиеся на прежнем уровне доходы, расходы домохозяйств увеличиваются. Возможно, это результат политики банков в области розничного кредитования.

На мой взгляд, постоянное увеличение объемов потребительского кредитования, заметно обгоняющее рост доходов домохозяйств, свидетельствует о том, что население все еще надеется, что зарплаты продолжат повышаться, даже несмотря на некоторое замедление в последнее время. Думаю, рядовые белорусы могут и не дождаться очередного витка роста зарплат. По крайней мере, сегодня я не вижу определенных источников для этого.

При растущем спросе на потребительском рынке финансовое положение предприятий, которое, казалось бы, должно улучшаться на фоне экономического роста, на самом деле ухудшается. Реальный сектор не дает повода для оптимизма, подтверждением чему являются свежие цифры Белстата.

В первые шесть месяцев текущего года рентабельность реализованной продукции, товаров (работ, услуг) составила 8,7 %, в аналогичном периоде 2018-го — 9,2 %, в 2017-м — 10 %, рентабельность продаж — соответственно 7,1, 7,4 и 8 %.

Увеличивается дебиторская задолженность: два года назад она составляла 31,7 млрд руб., в 2018-м — 36,7 млрд, на 1 июля 2019-го — 41 млрд. Схожую динамику демонстрирует и просроченная дебиторская задолженность — соответственно 7,6 млрд, 8 млрд и 8,1 млрд руб.


Кредиторская задолженность увеличилась с 45,6 млрд руб. в 2017 году до 51 млрд руб. на 1 июля 2019 года, в том числе просроченная — соответственно с 7,2 млрд до 7,85 млрд руб. Внешняя кредиторская задолженность на 1 июля нынешнего года составила примерно 10,5 млрд руб.

Если проанализировать результаты внешней торговли, то окажется, что при небольшом положительном сальдо товаров и услуг (за год оно обвалилось на 28 %, до +309,8 млн долларов) сальдо товаров отрицательное, а главное, оно увеличивается — -1257 млн долларов год назад и -1504 млн долларов на 1 июля 2019-го (рост на 19,6 %). Держаться в плюсе помогают лишь услуги (в статистику включен и экспорт наших компьютерщиков). За год их объем увеличился на 7,5 % и достиг 1814 млн долларов. Вот и выходит история двух разных экономик…

Отрыв растущего потребления домохозяйств от источников их доходов, то есть от реального сектора экономики, неминуемо приводит к нестабильности. Вернуться к балансу можно двумя путями. Первый — рост в реальном секторе должен догнать потребительский спрос. Пока говорить о том, что наши предприятия отреагируют на растущий внутренний спрос, не приходится: статистика на самом деле показывает, что спроса на промежуточные товары нет. В общем, деловая активность не повышается. Более того, отечественный бизнес не видит необходимости наращивать объемы выпуска в расчете на этот самый спрос.

Скорее всего, сейчас мы столкнулись с не слишком обоснованным потребительским оптимизмом. Через некоторое время он будет вынужден вернуться на более устойчивый уровень, как следствие, показатели розничного товарооборота несколько ухудшатся. Это второй, более реалистичный вариант возвращения к балансу, потому что тенденции в реальном секторе более фундаментальные, нежели наблюдаемые сейчас применительно к расходам домохозяйств.

Совокупность всех данных не указывает на новый виток циклического роста. С точки зрения промышленного производства мы имеем очень скромный потенциал. Боюсь, до 2,1-процентного роста ВВП по итогам года, запланированного консервативным сценарием правительства, мы не дотянем. На мой взгляд, рост составит от 1,5 до 2 %, причем итоговая цифра будет ближе к 1,5 %, нежели к 2 %.