«Ничего чохом даже вам как молодому губернатору никто делать не будет», – ответил Лукашенко на просьбу о поддержке руководителя Могилевской области Леонида Зайца. В конце минувшей недели Лукашенко посетил эту область. Зачастую жесткие заявления о судьбе госпредприятий расходятся с реальными действиями властей, однако снижение объемов прямого директивного финансирования экономики в цифрах отражается.  

Согласно данным статистики, в 2018 году объем директивного кредитования составил 1,24 млрд белорусских рублей (1 BYN = 32.04 RUB. – «НГ»). В то время как в 2016-м этот показатель составлял почти 3 млрд белорусских рублей, а в планах на 2019 год – 800 млн белорусских рублей. Правительство декларирует, что в 2021 году оно вообще откажется от практики выдачи директивных кредитов.

Эксперты называют две причины сокращения господдержки – рекомендации экспертов МВФ, утверждающих, что неэффективный госсектор является угрозой для всей экономики, и недостаток средств в бюджете. Впрочем, есть основания говорить о том, что вторая причина является более весомой: власти периодически порываются поддержать стагнирующий госсектор. 

Посещая Минскую область, Александр Лукашенко заявил, что хочет «поближе» познакомиться с работой завода «Атлант» и производством белой техники в Белаурси в целом. При этом он не исключил, что предприятию будет оказана господдержка «чтобы подтолкнуть развитие».

Как признавали всегда сами власти Беларуси, сохранение госсектора продиктовано не только и не столько экономической целесообразностью, сколько его социальной функцией. Он обеспечивает занятость большинства населения и его минимальный доход.

В конечном счете для бюджета это могут оказаться одинаковые затраты – или направить средства на господдержку предприятий, чтобы они содержали население, или выделить их тому же населению в виде пособий по бедности и безработице.

Однако, несмотря на нежелание властей проводить реформу госсектора и выпускать из своих рук управление им, его размеры сокращаются естественным путем. Денег в бюджете хватает для поддержки только самых крупных производств, считающихся брендами Беларуси, – МТЗ, МАЗ, БМЗ, Гомсельмаш и т.п. 

Мелкие, особенно региональные госпредприятия сокращаются, закрываются и на смену им приходят частные эффективные производства. Согласно данным Белстата, с 1995 года доля госсектора сократилась на 20 процентных пунктов, почти до 40%. На долю частника в 2018 году приходилось 56%. Медленно, но все же растет доля иностранных компаний (4,2%) и совместных предприятий (6,5%).

Эксперты, склоняя Беларусь к реформам, утверждают, что госпредприятия уже перестали выполнять свою социальную функцию. В частности, это недавно в своих исследованиях отмечали аналитики МВФ. Причем касается это всех стран с трансформирующейся экономикой. 

В исследовании «Переоценка роли государственных предприятий в Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европе» речь идет об их низкой эффективности по сравнению с частными. Кроме того, авторы исследования не нашли подтверждения тому, что во время кризисов госсектор Беларуси выполняет буферную роль, не увеличивая численности безработных в стране. 


По их данным, в кризисные 2014–2015 годы частный и государственный сектора одинаково сокращали работников. Затем в частном секторе занятость начала расти, а в государственном вплоть до IV квартала 2017 года продолжались сокращения.

К изменению экономической политики и усилению роли прямой социальной поддержки призывают и местные эксперты. Белорусский экономический исследовательско-образовательный центр (BEROC) провел исследование «Оценка бедности в Беларуси за 2017–2018 годы». Его целью было проанализировать последствия кризисов для уровня жизни белорусов. 

Согласно его результатам, экономические кризисы привели к снижению уровня жизни населения. Если в 2014 году уровень бедности составлял 14,9%, то в 2016-м – 23,9%. Причем есть регионы, в которых этот показатель превышает 35%. Авторы исследования рекомендуют правительству усилить поддержку многодетных семей и безработных.

Уровень безработицы в Беларуси пока остается низким. В стране он измеряется по двум методикам – местной и МВФ. Власти считают безработными тех, кто пришел на биржу труда и официально зарегистрировался в качестве безработного. Методика МВФ предполагает обследование домашних хозяйств и включает тех, кто сам считает себя безработным. 

Если первый показатель не дотягивает даже до 1%, то второй, по последним данным, составил 4,4%. Впрочем, по оценкам экспертов, это немного,  естественным (данные о тех, кто меняет работу, окончил учебу и т.п.) считается уровень безработицы до 5%.


Белорусы не склонны регистрироваться в качестве безработных, поскольку пособие они в этом случае получат смешное – около 20 долл., – но вынуждены будут ходить на общественные работы. Поэтому чаще всего они выбирают самостоятельные варианты решения проблемы. Наиболее популярный – работа за рубежом. 

Если раньше трудовых эмигрантов из Беларуси больше всего было в России, то сейчас популярность набирают европейские страны, в частности Польша. Число белорусов, имеющих разрешение на нахождение в Польше, выросло практически в три раза за последние три года: если в 2016 году их было 8158, то в 2019-м – уже 23 609, сообщила Миграционная служба Польши. Примерно 50% – это трудовая миграция.