Вопрос создания единой валюты России и Беларуси «на самом деле более экономический», чем политический, заявил министр экономического развития РФ Максим Орешкин в интервью радиостанции «Эхо Москвы».

Фото government.ru

«Здесь, конечно, мы все хорошо знаем европейский опыт, и он в значительной степени неудачный, — считает он. — Когда появляется единая валюта, единая денежно-кредитная политика, но нет единой бюджетной политики, например, некоторые страны, особенно маленькие, могут из регулирования экономического цикла выпадать — и выпадать очень серьезно».

«Если мы вернемся на кейс России и Беларуси, если мы будем делать денежно-кредитную политику на две страны сразу, учитывая, что белорусская экономика по размерам меньше (ВВП Беларуси составляет порядка 60 млрд долларов, российский — порядка полутора триллионов), может случиться так, что эта единая денежно-кредитная политика для белорусской экономики приведет только к увеличению волатильности того, что там происходит. Поэтому бежать впереди с точки зрения создания единой валюты и единой кредитно-денежной политики точно не стоит», — убежден российский чиновник.

По его словам, нужно, чтобы экономическая взаимосвязь была настолько сильная, чтобы введение валюты уже не приводило к таким колебаниями. На вопрос, должна ли единая валюта вводиться после экономической интеграции двух стран, а не до, Орешкин ответил: «Во многом да».

«Мы так глубоко эту часть не обсуждали, потому что это вопрос совсем дальних сроков, — сказал министр. — Мы сейчас смотрим на ближайшие пару лет, нам нужно в налоговой системе сделать так, чтобы они соответствовали друг другу. Мы сейчас работаем над тем, чтобы создать условия для того, чтобы российские и белорусские предприятия вне зависимости от места их регистрации находились в едином экономическом пространстве. Единое налоговое законодательство, единое гражданское законодательство, единая система контроля, надзора, единая работа таможенных органов… Правильное слово — единообразная».

В то же время чиновник подчеркнул, что отсутствие единой валюты — это «дополнительный барьер всегда, дополнительные издержки, которые несут экономические агенты, когда в одной стране ты в одной валюте, в другой стране ты в другой валюте, у тебя есть всегда расходы на конвертацию». «При единой валюте таких издержек не будет», — отметил Орешкин.