Белорусская бегунья была пятой на Олимпиаде-2016 в Рио, выигрывала престижные международные старты, последний чемпионат континента в Берлине и мечтает о медали Игр-2020 в Японии. О карьере и личной жизни со спортсменкой поговорил корреспондент агентства «Минск-Новости».

— Ольга, вашу победу на чемпионате Европы по легкой атлетике в Берлине сделала вдвойне эффектной запечатленная на многочисленных снимках, обошедших мир, боевая раскраска на вашем лице. Не чувствовали себя при этом легендарным гонцом, который принес афинянам весть о победе в битве при Марафоне и упал бездыханным?

— Нет, ничего такого не чувствовала, больше переживала за то, что в мою победу верят и мне нельзя подвести федерацию и болельщиков. В последнее время у нас становится все популярнее беговое движение, появляются клубы любителей бега, люди знают и переживают за меня. Осознание того, что если я сейчас сойду с дистанции, то огорчу многих, двигало мной и привело к успеху.

— На такой тяжелой дистанции еще успеваете размышлять о столь абстрактных вещах?

— Не зря говорят, что бегут не ногами, а головой. Я обычно на первой половине дистанции отключаюсь, иногда даже не слежу за поворотами, а уже на второй начинается чисто интеллектуальная игра. Разрабатываешь стратегию, план, прислушиваешься к соперницам, их дыханию, подсчитываешь, кто сейчас отстанет и где нужно поднажать. Или же начинаешь разбираться в себе, хватит ли сил добежать в нужном темпе.

— Когда кажется, что силы исчерпаны, может открыться второе дыхание?

— Знаете, да. Был такой момент на прошлогоднем марафоне в Дюссельдорфе, перед которым я впервые попробовала готовиться в непривычно тяжелых условиях высокогорья в Кении.

На самом деле, человек обладает безграничными возможностями. Однако самозащита, инстинкт самосохранения ставят нам барьеры, чтобы мы не превращались в роботов. Постепенно убирая их, становишься сильнее. Чем лучше умеешь договориться с самим собой, тем больших успехов достигнешь.

— Договориться о чем?

— О том, например, что сегодня будешь бороться до конца, невзирая на обстоятельства и трудности. Тогда ни один соперник не страшен. Самый опасный и сильный соперник ты сам.

На туризм размениваться некогда

— Вы стартуете в марафоне два-три раза в году?

— Не чаще. Я должна бежать исключительно на результат, за медалями. Несмотря на то что мой вид спорта является довольно возрастным, у меня уже пошел обратный отсчет, и времени на так называемый туризм — просто побыть в красивом месте, поучаствовать в популярных соревнованиях — просто нет. Это все придет после того, как завершу профессиональную деятельность. Поэтому пробегаю только две, максимум три марафонские дистанции в год.

— В первую очередь это чемпионаты Европы и мира?

— Да, и между ними еще турнир. С учетом того, что в этом году чемпионат мира в Катаре в конце сентября, а старт марафона на предстоящей Олимпиаде-2020 в Японии 2 августа, даже сомневаюсь, смогу ли в промежутке между ними принять участие еще в каких-то соревнованиях.

В Дохе будет очень трудно, все-таки климатические условия весьма специфические, тяжелые, посмотрим, как пройдет восстановление. Есть вероятность, что следующими после чемпионата мира будут только Олимпийские игры. Морально, психологически и физически настраиваюсь на них. Хотелось бы после 5-го места в Рио завоевать в Токио медаль, поэтому размениваться на второстепенные старты не вижу смысла.

— Сколько километров приходится накручивать на тренировках?

— Для завоевания олимпийской медали даже очень хорошей подготовки, к сожалению, мало. Ты уже должен родиться, мне кажется, с такой судьбой. Несмотря на то что сам ее делаешь. За тренировку в среднем пробегаю 30–35 км.

Отец — шахтер, сын — хоккеист

— Вы ведь начали серьезно заниматься легкой атлетикой только в Плещеницах, где ваша семья оказалась после переезда из Караганды?

— Мы перебрались в Беларусь в конце 1990-х, когда жить в Казахстане стало некомфортно: кризис, проблемы с работой и прочее. У отца белорусские корни, вот и решились на переезд, сыгравший в моей судьбе столь значимую роль.

— Звезды сошлись?

— По своему житейскому опыту знаю: ни одна встреча, ни одно событие не случаются просто так. Я верю в судьбу. У меня бывали переломные моменты в спортивной карьере, причем не раз. Но всегда попадались те, кто направлял на путь истинный. Поэтому твердо уверена: моя миссия еще не выполнена и главные победы впереди.

— Что побудило вас сменить спортивную ходьбу на более тяжелую и энергозатратную дисциплину?

— Функционально бег однозначно сложнее. Но в ходьбе есть нюансы, из-за которых я и перешла на марафон. Ты можешь готовиться и год, и два, быть самым лучшим, а тебя просто-напросто дисквалифицируют, как случалось неоднократно. Устраняют именно фаворитов: тот, кто плетется сзади, никакого интереса не представляет.

У ходоков скорости гораздо ниже, зато нагрузка на психику серьезнее. Очень рада, что выбрала марафон.

— Хотя, наверное, здорово теряете в весе после забега?

— Думаю, килограмма три. Если хорошо подготовлен, то уходит только вода из организма. Марафон — изнурительная дистанция, требующая много энергии. Поэтому после первой недели видно, что ты ее пробежал: щек нет, тело сухое, одни мышцы, жилы и вены. Но все очень быстро приходит в норму.

— Ваш сын по-прежнему занимается хоккеем?

— Да, хотя я не вижу его спортсменом. Но для физического развития это хороший и полезный вид спорта, особенно в наш век повального увлечения гаджетами.

— Вам выпала честь стать звездным послом II Европейских игр в Минске. На ваш взгляд, праздник удался?

— Однозначно. Получилась своего рода мини-Олимпиада. Многие страны прислали очень сильные команды, наши земляки порадовали наградами. И все, по-моему, остались довольны организацией соревнований.