По версии обвинения, Михаил Здункевич в апреле 2016 году заключил договор купли-продажи 11 квартир с крупным минским застройщиком «Зомекс Инвестмент». Все они находятся в одном доме на улице Кирилла Туровского, 10. Общая сумма сделки — 2,42 млн рублей, или около 1,21 млн долларов. В условиях договора говорилось, что после оплаты 10% от этой суммы Михаил Здункевич становился собственником жилья, то есть имеет право его регистрировать и продавать.

Позиция гособвинения — директор «Монолитстройинвеста» злоупотребил доверием руководства компании «Зомекс» и завладел 11 квартирами, погасив долг застройщику только по первому взносу в 10%. Внести такой пункт в дополнительное соглашение к договору была инициативой обвиняемого. После реализации квартир другим людям Михаил Здункевич долг перед застройщиком не погасил, чем нанес ущерб «Зомексу» в особо крупном размере. По версии гособвинения Здункевич и не собирался ничего возвращать, потому что денег у него на момент сделки не было.

В доказательство приводятся показания свидетеля Сечко, который утверждал, что за несколько месяцев до приобретения квартир у «Зомекса» дал в долг Михаилу Здункевичу 165 тысяч долларов, который к определенному сроку их не вернул. То есть на момент сделки у обвиняемого не было средств чтобы расплатиться по старым долгам.

Как обвиняемый объясняет свои действия?

Сам обвиняемый в суде пояснил, что договоры купли-продажи 11 квартир по сути является договором займа. Мол вырученные деньги он намеревался вложить в завершение строительства дома на Берута 11, чтобы реализовать офисы и машино-места на парковке и рассчитаться с долгами. То есть он изначально понимал, что продавая квартиры по цене несколько ниже рыночной, он получит сумму меньше той, которую ему предстояло выплатить «Зомексу». По его словам, такой убыток — это своеобразный процент за использование заемных средств. Правда, какой от этого был профит застройщику, непонятно.

Прокурор подверг сомнению вышесказанное. В доказательство он привел показания директора «БрянскЖилСтроя» Леонида Якушева (застройщик жилого дома на Берута 11А — прим. TUT.BY), полученные в ходе расследования. Из них следует, что полученные от продажи квартир на Туровского, 10 на достройку объекта не поступали. Стоит отметить, что в суде этот свидетель от первоначальных показаний отказался, сославшись на то, что не видел, что подписывал.

По словам Здункевича, деньги от сделок по продаже квартир невозможно считать прибылью, поэтому и налоги с них платить не нужно. В этом он был уверен, иначе, по его словам эти 11 квартир могли бы продать 11 подставных люде div>

К тому же «Зомекс» исковых требований не выдвигал, но возможно, еще выдвинет. И это, пожалуй, самая пикантная часть этого уголовного дела — потерпевшая сторона, которая недополучила от продажи своих квартир более миллиона долларов, с 2016 года исковых требований не выдвигала. Как следует из свидетельских показаний, по условиям договора купли-продажи, в случае неоплаты квартир до 10 августа 2016, компания имела полное право признать договор недействительным и забрать помещения. Однако до сих пор этого не сделала.

Адвокат обвиняемого в своем выступлении он обратил внимание суда на тот факт, что Михаих Здункевич не скрывался от «Зомекса» — наоборот шел на контакт, подписывал гарантийные обязательства. Главный аргумент — застройщик за два года не усмотрел в этом мошенничества и исковых требований не предъявлял. Защитник подчеркнул, что дело о задолженности директора «Монолитстройинвеста» перед «Зомексом» должно рассматриваться в рамках гражданского судопроизводства, а не уголовного.

Кроме того, ситуация с проданными квартирами уже не простая — некоторые перепроданы по несколько раз.

«Демчуку 10 лет и мне 10 лет?»

По версии защиты уголовное дело инициировала третья сторона — кредиторы Михаила Здункевича, с которыми у него не сложились межличностные отношения — «в правоохранительные органы обратились люди, которые к сделке „Зомекса“ и Здункевича не имели никакого отношения». «Задолженности есть у многих строительных организаций, но за мошенничество их директоров не судят», — заявил защитник.

Еще один аргумент в защиту Михаила Здункевича, прозвучавший в суде — подсудимый, получив деньги от реализации квартир и имея возможность уехать в любую страну мира, остался в Беларуси и пытался найти возможность выплатить долг.

В заключительном слове Михаил Здункевич, заявил, что не видит причин в уголовном преследовании: «все было открыто и понятно и для „Зомекса“, и для покупателей квартир. Сделки проходили по закону, в нотариальной конторе». По его словам, фактически условия договора составлялись юристами застройщика, и «Зомекс» вправе в любой момент после 10 августа 2016 года забрать квартиры.

— Почему же «Зомекс» поверил человеку, который ввел в заблуждение, воспользовался доверием, и был в режиме ожидания два года? Заостряю внимание — инициатором уголовного преследования был не «Зомекс».

Обвинитель считает Михаила Здункевича виновным по части 4 статьи 209 УК (Мошенничество) и части 2 статьи 243 (Уклонение от уплаты налогов с проданных квартир) и затребовал 10 лет лишения свободы, а также наложения ареста на имущество подсудимого.

Во время своего выступления подсудимый вспомнил дело Сергея Демчука: «Он взял 10 миллионов долларов, ничего не построил, пострадавших 128 человек — и ему в совокупности дали 10 лет. А меня обвиняют в том, что я не совершал и тоже гособвинитель требует 10 лет?»

Приговор будет вынесен на следующей неделе.