Он не назвал страну, которой предназначались эти слова, однако и так было понятно — речь шла об СССР, стране, с которой США вступили в жесткое военно-политическое противостояние.

Сам Трумэн не скрывал своего неприязненного отношения к Советам. Еще когда он был сенатором, он смотрел на борьбу Советского Союза и нацистской Германией с определенной долей цинизма: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии. И пусть они убивают как можно больше, хотя мне не хочется ни при каких обстоятельствах видеть Гитлера в победителях», — говорил он.

Трумэн отличался достаточным прагматизмом — в той же речи перед благотворителями он хвалил роль ООН, которая, как он заявил, «дает каждой стране долю участия в мировых делах». При этом он умолчал, что одной из стран основательниц ООН был СССР.

Антагонизм в отношениях США и СССР начался после смерти Франклина Рузвельта, военного союзника СССР, к которому советский лидер Иосиф Сталин относился с большим уважением. При Рузвельте Трумэн занимал должность вице-президента, но президент не слишком доверял ему и не посвящал его в большинство своих стратегических планов.


«Президентом он стал волею судьбы, а не в силу собственного стремления. В то время он был обычным провинциальным политиком», — характеризует Трумэна глава Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта при МГУ Юрий Рогулев.

Сыграло свою роль и установление просоветских режимов в Восточной Европе, а также речь экс-премьера Уинстона Черчилля в американском городе Фултоне в 1946 году, где он сказал знаменитые слова о «железном занавесе».

На выступлении присутствовал и Трумэн, который позже провозгласил борьбу с «международным коммунизмом», получившую название «доктрины Трумэна». Ее суть сводилась к «сдерживанию» СССР, а в ее написании принимали участие такие личности, как американский дипломат Джордж Кеннан и ставший впоследствии директором ЦРУ Аллен Даллес.

Речь Черчилля прозвучала через год после того, как на Хиросиму и Нагасаки — по приказу Трумэна — были сброшены ядерные бомбы. В результате взрыва в этих японских городах погибли около 200 тыс. человек, а многие впоследствии умерли от последствий радиации.

О том, что США использовали в Японии «оружие необыкновенной разрушительной силы», в кулуарах Потсдамской конференции Сталину рассказал сам Трумэн. Очевидцы рассказывают, что Сталин лишь усмехнулся, и президент США посчитал, что советский лидер не понял, о чем тот ему г орит. Но Сталин все понимал, и вскоре после разговора был создан еще один надзорный орган — специальный комитет по атомной энергии, который возглавил ближайший подручный вождя Лаврентий Берия.

В сентябре 1949 года в СССР был произведен взрыв атомной бомбы и, как рассказывают биографы Трумэна, тот вначале не поверил, что советские ученые способны на такое. Он считал, что грозное оружие создали пленные ученые немцы, работавшие в СССР.


Однако Трумэна не стоит недооценивать — провинциал на фоне мощной фигуры Рузвельта, он обладал недюжинной хваткой. Как вспоминает в своих мемуарах об отце дочь Трумэна Маргарет, президент США не боялся вступать в дискуссию со Сталиным, хотя делал это в достаточно уважительном тоне. Во время переговоров на Потсдамской конференции, где обсуждался вопрос об устройстве мира после войны, Трумэн пытался убедить советского лидера рассмотреть вопрос послевоенного судоходства. Однако Сталин считал эту тему второстепенной и к неудовольствию Трумэна заявил твердое «нет».

Покраснев от злости, Трумэн повернулся к членам американской делегации, громогласно заявив: «Я не понимаю этого человека».

Кроме жестокого «кнута» в виде ядерной бомбы против Японии Трумэн использовал и пряник для побежденной Германии. При нем был принят знаменитый «план Маршалла», по которому США вложили огромные деньги в восстановление экономики союзников. Хотя США не скрывали, что план нужен был и для обеспечения лояльности европейцев, он серьезно помог их экономическому процветанию. СССР и его союзники от подобного плана отказались.

Используя страх американской элиты перед советской угрозой, Трумэн начал активную милитаризацию США, создавая крупные военные министерства.

Военную реформу осуществлял ставленник президента, военный министр Джеймс Форестолл, которого авторы книги «Нерассказанная история США» Оливер Стоун и Питер Кузник называют «антисоветчиком и противником» компромиссов».

Правда, министру не всегда удавалось найти общий язык с Трумэном. Во время первого Берлинского кризиса 1948 года, блокады СССР Западного Берлина, Форрестол попросил президента передать контроль над ядерным оружием от гражданских к военным. Трумэн выступил против, посчитав, что тогда решение о его применении может быть принято каким-нибудь «удалым полковником».

При Трумэне в США началась политика «сдерживания» в отношении СССР, идеологом который был американский дипломат Джордж Кеннан.

Однако, как отмечал в беседе «Газетой.Ru» ведущий эксперт Atlantic Council Мэтью Берроуз, даже знаменитый американский дипломат Кеннан не предполагал, что «холодная война» будет длиться столь долго. «И он также не хотел, чтобы политика сдерживания превратилась в политику более мускулистую, считая, что СССР сам обрушится из-за собственного веса».

Распад СССР произошел спустя более 40 лет речи Трумэна, однако это было уже не тоталитарное государство, а страна, вставшая на путь реформ и столкнувшаяся с внутренними противоречиями.