Про ситуацию со здоровьем этого призывника «Белорусский Партизан» уже рассказывал. 

С момента той публикации прошло несколько месяцев, но улучшения здоровья рядового Аерова, который несет службу в элитной 120-ой бригаде, расквартированной в Уручье, так и не наступило. Наоборот, за это время парень побывал в военном госпитале, но несмотря на букет диагнозов, остается "годным к военной службе".

Вместе с Ольгой Аеровой на прием в министерство обороны ходила правозащитница «Правовой помощи населению» Наталья Горячко. Про итоги визита и ситуацию, которая сложилась с Александром Аеровым она рассказывает «Белорусскому Партизану».

- Сразу, скажу, что в приемный день министра Равкова в Министерстве не оказалось, он уехал из ведомства, как нам объяснили, по более важным делам, - рассказывает Горячко. - Поэтому принимал нас его помощник. В Минобороны мы пришли с заявлением на имя министра, где стояли вопросы о состоянии здоровья Аерова. 

А ситуация очень тревожная. Как вы знаете, Александра Аерова и призвали-то не совсем здоровым, а за время пребывания в вооруженных силах Республики Беларусь, а точнее во время различных обследований в военном госпитале, выяснились и добавились новые диагнозы, несовместимые с полноценной военной службой. 

На сегодняшний день у рядового Аерова 25 диагнозов – 17 из которых могут привести к летальному исходу. В том числе отек Квинке, проблемы с позвоночником, проблемы с желудком и со зрением…

- Наталья, я знаю, что вы совсем недавно ездили в часть, где служит Александр Аеров, что это дало?

- Нам удалось поговорить с замполитом. Я вам скажу, что в части в курсе о проблемах со здоровьем. Замполит сказал прямо: «Лишние проблемы нам не нужны, я отправлю Аерова в госпиталь». Свое слово он сдержал – Александра в очередной раз туда положили. 


Там провели врачебную комиссию. Проходила она довольно своеобразно, когда Аерова привели на снимок позвоночника, то его заставили выпрямиться. Но в его случае выпрямиться – это значит терпеть адскую боль. Выпрямили, сделали снимок в том положении, в котором нужно было медикам. То есть не в естественном положении.

Я не могу разглашать все диагнозы, (документы, подтверждающие серьезность ситуации есть в редакции, а также в Минобороны) но поверьте на слово: у Аерова есть такие заболевания, которые в случае обострения загонят его на больничную койку. Но не в обычную палату, а сразу в реанимацию. 

Поэтому на приеме в Минобороны нами был задан простой вопрос: «Успеет ли приехать на полигон или в часть машина реанимации, минут, скажем так за десять?» На этот вопрос ответа не прозвучало, в Минобороны попросили не сгущать краски, мол, не помрет ваш рядовой…

Сейчас солдаты из части, где служит Аеров на полигоне, его с собой не взяли. На время перевели в другую часть. Не знаю, связано ли это с визитом в Минобороны, но факт остается фактом.

- Родственники Александра пытались получить на руки заключение военно-врачебной комиссии, но его не выдали. Почему?

- Здесь все просто: если иметь на руках все эти заключения, а также, то, самое первое, после которого Аерова признали годным, то в принципе можно подавать в суд. Я уверена, что Минобороны пытается спасти честь мундира.  

Но ситуация доведена до абсурда. Объясняю, после призыва любого молодого человека в армию, государство автоматически взяло на себя обязательство обеспечивать этого человека всем необходимым. В случае с Александром Аеровым это совсем не так: его мать вынуждена покупать необходимые сыну таблетки за свои деньги, потому что в части этих дорогостоящих лекарств просто нет. 

Кто вернет этой женщине потраченные деньги?


Кроме того, в некоторых эпикризах после обследования здоровья Аерова написано: категорически избегать переохлаждения. В армейских условиях, где солдаты вынуждены жить в палатках и в дождь, и в стужу, согласитесь, это вряд ли возможно. 

Так или иначе, рядовой Аеров остается "годным к военной службе с ограничениями". Правда, нигде конкретно не написано с какими. А это самый важный вопрос в его ситуации.

Все эти вопросы поставлены в заявлении, написанном на имя министра обороны Беларуси. Ответа пока нет.

Аналогичное заявление мы передали в Минздрав, поскольку документ, определяющий критерии годности молодых людей к службе в армии, разрабатывали и подписывали два ведомства, и подписали его два министра.