- Когда вы завоевали Кубок Стэнли, у вас было как минимум три варианта, куда его повезти: родной Свердловск, Татарстан, где у вас корни, и Беларусь – родина жены. Вы выбрали третий вариант. Почему?

– Мне поступил звонок от в то время министра внутренних дел Беларуси (Владимир Наумов – прим.), который также курировал федерацию хоккея страны. Он сказал, что Александр Григорьевич (Лукашенко – прим.) хотел бы видеть кубок в Минске. Так как в Екатеринбурге я много времени не проводил после того, как уехал в ЦСКА, это казалось логичным.


- Было здорово? Вы не разочаровались, что отвезли его именно в Минск?

– Нет. Во-первых, ничего в этом такого нет. Понятно, что я родом из Екатеринбурга, и, возможно, там были обиженные люди. Но Павел Дацюк возил туда трофей до меня, а в Минске он никогда не был. Да и не такое большое в Беларуси количество хоккеистов, чтобы иметь гарантию, что Кубок Стэнли когда-нибудь в эту страну попадет.

Как проводил с ним время? Ничего сумасшедшего, на самом деле, не делал. Много фотографировались, пили шампанское из кубка, но не более, – рассказал Хабибулин