Человечности. Слов сочувствия от человека, по чьей задумке проводятся и пишутся сценарии всех празднований "Дня Республики". Или, по крайней мере, его представителя.

Все ведь понимают, что лично Александр Лукашенко не виноват в том, что тот злосчастный фейерверк разорвало. В том, что осколок долетел туда, где стояла Наталья Николаевна, и убил ее – именно ее. Но все обстоятельства сложились так, что кажется: не будь праздничного салюта – и женщина осталась бы жива.

На похоронах руководитель районной администрации Сергей Шкруднев о чем-то говорил с дочерью погибшей. Может быть, он высказал слова соболезнования и лично от президента. Будем надеяться. Хотя – где президент и где тот председатель райисполкома… «Дистанция огромного размера», – как сказал бы персонаж классической пьесы.

Меня не раздражает, что Александр Лукашенко высказал сочувствие жителям Иркутской области, чьи близкие пострадали от наводнения. Но вопрос остается: а почему сейчас он промолчал? И даже вечно уполномоченная передавать сочувствия и извинения главы государства Наталья Кочанова не сказала на этот раз ни слова.

Может быть, дело в количестве жертв?


Погиб всего один человек. Нет, я не призываю радоваться, что погиб всего один человек. Но это – жизнь, которую не вернешь. Погиб, простите, не без косвенного участия в этом деле государства. 

Скажите: мы разбираемся, глава государства скорбит. Не говорят. Ценность одной жизни не кажется достаточной, чтобы уста смогли произнести: «Скорбим».

Но весь народ состоит из отдельных, уникальных, единственных в своем роде жизней. 

И слова из старого фильма «На ее месте должен быть я» в данном случае вовсе не обязательно должны сопровождаться фразой: «Напьешься – будешь».

 Ведь, действительно, каждый мог оказаться на ее месте. Пролети тот осколок шестью шагами левее или правее – жертвой стал бы другой гражданин Республики Беларусь, пришедший полюбоваться салютом в день главного государственного праздника. В день, придуманный в этом качестве президентом.

Нет, повторюсь: личной вины в случившемся нет. Но слов сочувствия не хватает.

Не Наталье Николаевне Максимчук не хватает. Каждому человеку, который еще помнит, чем закончился тот салют. Потому что очень скоро – забудут. И тот, кто сегодня молчит, вздохнет с облегчением. 


Один человек ведь – вздор. Это даже не статистическая погрешность. Та ощущается на 4% населения. А в данном случае стоит ли тратить слова высочайшего сочувствия?