Итак, легко ли быть белорусом в Москве? 

Быть белорусом в Москве значительно легче, чем киргизом, дагестанцем или бурятом.  

Легко и с юридической точки зрения, и с бытовой. На законных основаниях белорус без регистрации может находиться на территории России 90 дней. Поэтому, если раз в три месяца выезжать из страны, законно можно жить и работать в России и без регистрации. Кроме того,  проверить факт въезда/выезда из России в Беларусь невозможно в связи с отсутствием погранконтроля на границе. Поэтому, в отличие от представителей других братских республик, белорусу регистрация нужна только для определения детей в школу, прикрепления к поликлинике или получения кредита в банке. Иными словами – если вы приехали всерьез и надолго.

Отношение к белорусам хорошее. Мы даже в более выигрышном положении по сравнению с жителями российских регионов. Те приехали из провинции, а мы из-за границы, где все то ли по-советски, то ли по-европейски. Родственник в Беларуси найдется почти у каждого второго, а в Минск последнее время съездил каждый третий москвич.  

Устроиться на работу белорусам легко. Здесь ценят если уж не белорусское образование, то белорусские дипломы – в первую очередь за отсутствие фальсификата. Особенно это касается медиков.

Белорусские продукты питания тоже на хорошем счету – вовсе не из-за их органолептических свойств, а из-за железобенной веры в то, что в Беларуси все под контролем и нет такой махровой антисанитарии, как на российских фабриках-заводах, где на одном оборудовании могут делать диетические, молочные, халяльные продукты и рульку. Когда-то много шума наделало видео работников сырзавода, которые принимали ванну в молоке, предназначенном для производства сыра.

Ездить на машине с белорусскими номерами тоже удобно. В конце прошлого  года было заключено межправительственное соглашение об обмене информацией о нарушителях ПДД. Но пока отсутствует  механизм его применения, штрафы белорусам фактически не выписываются. Хотя на трассе к вам будут особо внимательны постовые с радаром. Но есть в белорусских номерах и минус – как-то у меня их сняли и за деньги предлагали “найти”. Раньше такое практиковали и с российскими, но сейчас их можно восстановить за пару дней. Так что воришки переключились на иностранные.

В целом белоруса в Москве видно, если не по белокурым волосам, то по открытому и наивному взгляду. Это привлекает внимание – вас постоянно будут или пытаться надуть или будут спрашивать дорогу. С первым понятно, но и второму у меня есть объяснение – на невербальном уровне в нас чувствуется отсутствие вн енней агрессии.

Еще, по моим опыту и наблюдениям, белорусам охотно сдают жилье.

Но это всё про “легко”.

Что же сложно?

Самое сложное – не сравнивать: цены, зарплаты, качество услуг, чистоту дворов. Сложно тратить на дорогу в среднем час в один конец. Сложно стоять в беспросветных пробках. Сложно принимать решение здесь и сейчас, не взвешивая, как мы привыкли, за и против. Сложно не реагировать на сирены скорой помощи на улицах, сложно не теряться в “муравейнике” метро. А еще надо открывать  упаковку с яйцами и проверять, нет ли битых, надо привыкнуть к скидкам в 80-90%, к круглосуточной работе сферы услуг. В общем – к жизни нон-стоп.

Я поняла, что “взгляд замыливается”, когда перестала слышать пресловутый московский акцент. И тогда я начала писать “Записки цивилизованного гастарбайтера”: о жизни в большом городе, детских садах, школах, кафе-ресторанах, поликлиниках, метро и автомобилях. Накопилось на целую книжку.