Иранский дипломат дал интервью агентству "Интерфакс-Запад" 


- Беларусь и Иран связывают многолетние дружественные связи. Как вы оценивает на сегодня уровень политических и экономических контактов между странами?


- Политическое и экономическое взаимодействие Беларуси и Ирана было налажено около 26-27 лет назад. Все это время отношения между нашими странами были на хорошем уровне, и можно сказать, что с каждым годом улучшались.

Проводятся встречи и обмен визитами официальных лиц двух стран разных уровней. Лидеры Ирана и Беларуси периодически проводят встречи на международных мероприятиях. Так, в конце 2018 года президенты провели двустороннюю встречу и переговоры в китайском Циндао, а в начале этого года – также встретились в Сочи во время трехсторонней встречи Ирана, России и Турции. Состоялись содержательные беседы.

Кроме того, месяц назад белорусская парламентская делегация посетила с визитом Тегеран, был очень конструктивный диалог.

Хотелось бы отметить, что Беларусь и Иран связывает то, что обе страны пострадали от санкций, введенных США. Последние 10 лет некоторые белорусские высокопоставленные лица и отдельные предприятия находились под американскими санкциями. И США не спешит их отменять.

Точно так же США применяет санкции и против Ирана. Конечно, их цель снизить взаимодействие нашей страны с другими государствами, но мы всегда выступали против того, чтобы американский режим использовал ограничительные меры как рычаг давления на страны.

- Оказывают ли Беларусь и Иран друг другу взаимную поддержку и содействие на международной арене?

- Иран и Беларусь на международной арене и в различных международных организациях всегда находили взаимопонимание и всегда поддерживали друг друга.

- Господин посол, ранее Вы говорили, что визит президента Беларуси Александра Лукашенко в Иран находится на повестке дня. Есть ли какие-то подвижки по этому вопросу?

- Этот вопрос остается на повестке дня. Сейчас очередь визита белорусской стороны. Как вы понимаете, организация визита на таком уровне должна соответствовать определенным требованиям, должна быть подготовлена программа. 

Министерства и соответствующие специализированные организации двух стран должны проанализировать действующие договоры: что было выполнено, что требует пересмотра, установить, какие новые договоренности в ходе визита могут быть достигнуты. Есть, конечно, и протокольные моменты.

Может быть, в ближайшие месяцы мы сможем определиться по срокам визита, с учетом, конечно, того, что графики двух президентов совпадут.


- Планируется ли в текущем году обмен визитами на высоком уровне?

- В  наших ближайших планах – проведение межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству. Это мероприятие пройдет на уровне министров промышленности двух стран. 

Также стороны планировали обменяться визитами руководств торгово-промышленных палат, провести встречи рабочих групп по экономическому, промышленному и торговому сотрудничеству. На самом деле, запланировано очень много совместных встреч.

- Остаются ли актуальными вопросы сотрудничества Беларуси и Ирана в нефтяной сфере? Готов ли Иран продавать нефть Беларуси? Может, стороны уже достигли каких-то договоренностей?

- Иран - мировой продавец нефти, и всем, кто захочет закупать у нас нефть – мы готовы ее продать. Как и в любой сделке, продавец и покупатель должны договориться о цене, условиях поставки, других нюансах. Беларусь, конечно, просчитывает, какой поставщик, по какой цене и насколько это соответствует ее интересам. 

Поэтому белорусская сторона, на мой взгляд, будет решать вопрос покупки иранской нефти исходя из этих позиций – насколько это ей выгодно. Это логика мирового рынка: поставщик ищет самые лучшие условия в своих интересах, а покупатель – конечно, исходя из своих.

В последние дни нефть подорожала и причиной этого стала напряженная ситуация в регионе Персидского залива. Если ситуация не будет улучшена, то цена нефти продолжит расти, и страны-покупатели нефти хорошо об этом осведомлены. 

Самый большой поставщик нефти сейчас – это США, и в их интересах повышать цены на нефть. Они, с одной стороны, получают выгоду от роста цены на нефть, с другой – получают миллиарды долларов от продажи вооружений некоторым странам Персидского залива.

- Как развивается сотрудничество Беларуси и Ирана в промышленной сфере? Реализуют ли стороны в настоящее время перспективные проекты?

- В промышленной сфере у Ирана и Беларуси всегда был высокий уровень взаимодействия. Как пример, можно вспомнить сотрудничество между белорусским СП ЗАО "Юнисон" и иранским производителем автомобилей Iran Khodro Company (IKCO).

Кроме того, Минск и Тегеран провели переговоры о поставке в Иран белорусской коммунальной техники – электробусов, также проводились переговоры и достигнуты договоренности относительно сельскохозяйственной техники.


- Вы представляете Иран в Беларуси уже более двух лет. Удалось ли за это время продвинуться в развитии культурного, туристического взаимодействия с нашей страной? Есть ли перспективы по взаимной отмене виз?

- С нашей стороны проявлена необходимая готовность, мы готовы на самых лучших условиях выдавать визы белорусам или вообще пойти на отмену визового режима. Но этот вопрос касается белорусской стороны – готова ли она к таким шагам? Кроме того, для этого нужно оценить взаимный туристический поток, его потенциал.

Что касается культурного взаимодействия, то иранские киностудии и театральные труппы приезжали в Беларусь на различные мероприятия и получали здесь награды. Иранские киноленты ежегодно представляются на кинофестивале "Лiстапад" в Минске. В ближайшее время в Иране в городе Исфахан пройдет фестиваль молодежных фильмов, и мы пригласили для участия белорусов.

В целом взаимодействие Беларуси и Ирана в области культуры вышло на высокий уровень, и это чувствуется. Аналогично и в спортивной сфере – сотрудничество двух стран растет.