Год назад суд Фрунзенского района Минска приговорил бизнесмена Александра Кныровича к шести годам лишения свободы в колонии строгого режима. В вину ему вменили уклонение от уплаты налогов и дачу взятки в крупном размере. Позже Верховный суд рассмотрел апелляционную жалобу и сократил срок наказания до пяти лет.

В холдинг «Сармат» входило три производственных предприятия: «СарматТермо-Инжиниринг» в Смолевичах, завод «Радекс» и ещё один завод в Копыле. Оборот холдинга за год достигал $ 58 млн. На всех предприятиях в сумме трудилось 650 человек.

Уголовное дело против Александра Кныровича касалось лишь предприятия «СТИ» и его дочерней питерской компании «СТИ-Трейдинг», которую следствие посчитало лжепредпринимательской структурой, созданной для уклонения от уплаты налогов. Несмотря на это, пострадали все предприятия, входившие в холдинг Кныровича. На данный момент «СарматТермо-Инжиниринг» и копыльский завод по производству сухих строительных смесей признаны банкротами и продаются. Только заводу «Радекс» удалось кое-как выжить.

— Холдинга «Сармат» больше нет, — констатирует Станислав Кнырович. — Когда мы встретились с юристом [на следующий день после задержания Александра Кныровича и его коллег], он сказал, что сейчас вам всем крышка. Не потому, что президент по телевизору выступил, а только по экономическим причинам.

Что сегодня делается на «СТИ» в Смолевичах? Предприятие объявлено банкротом. Оно участвует в тендерах лишь по продаже своего имущества, но ребята пытаются продать завод полностью. Как они сами смеются — вместе с рабочими. Там очень грамотный внешний [антикризисный] управляющий Андрей Дегтярёв. Коллектив, который там остался, поддерживает завод в рабочем состоянии. Ребята там гоняют по кругу сырьё, компоненты, чтобы они не застаивались.

Завод «Радекс» 1 июля вышел из стадии ликвидации. На предприятии «висит» 1,5 млн долгов. Кнырович-старший рад, что нашлись люди, которым небезразлична судьба завода, и теперь они вместе возрождают завод из пепла.

— «Радекс» ещё не банкрот, хотя процедура была запущена. Был взят срок до 1 июля 2019 года, теперь мы вышли из состояния ликвидации и стали нормальной организацией с правом на работу, на подписание договоров, выполнение платежей. Но я не знаю, что будет дальше. Пришло два человека, в хорошем смысле больных на голову. Будем думать, что делать.

Есть обещания помощи от банка, но банк тоже учитывает риски и ставит свои условия. Условия такие, что мы должны сделать сертификацию продукции. Чтобы сдвинуть всё это с места, нужно шесть месяцев. Сырьё, материалы, рабочих заинтересовать, заплатить тем лабораториям, которые будут производить сертификацию. Испытания стоят 50-60 тысяч рублей. Сегодня стоит вопрос, где найти эти деньги. Организации, которая начинает с нуля, денег никто не даст.


Там оборудование хорошее, шведское, сбоев нет. Если мы начнём работу, нужно будет сделать ремонт, и оно продолжит работать и дальше. Главный вопрос — сертификаты. Нужно показать банку, что «Радекс» старается сам, а не ждёт чего-то с неба. Сейчас мы работаем с теми организациями, которым поставляли раньше.

Надеюсь, кто-то прокредитует, чтобы мы смогли хотя бы за электроэнергию заплатить, кто-то выдаст нам товарный кредит, чтобы мы смогли выпустить партию для получения сертификатов.

Пока что все работают без зарплат. Все прекрасно понимают, что их зарплата появится, когда грузовики начнут выходить за ворота. С рабочими у нас нормальная договорённость. У нас есть телефоны людей, которые уволились, это человек десять. Новые люди, которые пришли на предприятие, встречались со всеми рабочими. У них одно условие — зарплата. Они вернутся.

Что касается копыльского завода сухих строительных смесей, то там, по словам Станислава Кныровича, ситуация была самая тяжёлая. В итоге решили смириться с банкротством.

— Сейчас идёт продажа оборудования и погашение долгов. Завод продаётся по частям.