Верховный суд отказал компании «Евроторг» — владельцу крупнейшей в Беларуси продуктовой розничной сети «Евроопт» — в удовлетворении жалобы на решение Министерства антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ) о признании за ретейлером факта нарушения законодательства в части недобросовестной конкуренции.

Такое решение на заседании 4 июля приняла судья Екатерина Караткевич.

Оспариваемое решение МАРТ принял 4 мая 2019 года после длительного расследования по фактам, предъявленным небольшой гомельской торговой сетью «Широких».

Еще в 2017 году компания «Широких» обратилась в министерство с заявлением о том, что «Евроторг» оказывал на нее давление через поставщиков, пытаясь заставить повысить цены. Отказ повышать цены и устанавливать ценовую дистанцию привел к тому, что поставщики прекращали отгрузки в адрес гомельской сети.

На заседании 4 июля судья Караткевич коротко изучила письменные материалы, предоставленные обеими сторонами процесса, а после объявила о начале прений.

 

«Евроторг»: все выводы МАРТ основаны на косвенных доказательствах

Представительница «Евроторга» в прениях поддержала прежние требования о признании недействительным решения МАРТ. Она заявила, что, по мнению компании, решение незаконно, поскольку вопреки законодательству «допускает двойную квалификацию» деяний — по нормам старой редакции закона № 94-3 от 12 декабря 2013 года «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» и новой, которая вступила в силу в августе 2018 года.

«Если согласиться с позицией МАРТ о том, что должна действовать предыдущая редакция закона, значит, решение должно было быть основано только на этой редакции и должно было содержать соответствующее обоснование, — сказала представительница ретейлера. — Либо решение могло быть основано на новой редакции закона, и тогда должно было быть обоснование, почему необходимо применять новую редакцию закона. При этом закон в статье 40-й прямо относит к обязанностям МАРТ определить те нормы, которые подлежат применению. В данном случае мы видим, что в резолютивной части решения МАРТ ссылается одновременно на две редакции. Более того, при квалификации действий ООО «Евроторг» и при установлении факта наличия нарушений антимонопольного законодательства МАРТ приходит к выводу, что имеет место нарушение двух статей двух разных редакций закона. Мы полагаем, что в этой части решение не соответствует закону о нормативных правовых актах».

Кроме того, представительница компании заявила, что в материалах дела «не содержится ни одного документа, который бы подтверждал факт совершения каких-либо в принципе действий со стороны ООО Евроторг». По ее словам, все выводы, отраженные в решении МАРТ, «основаны на косвенных доказательствах — документах, письмах, сообщениях, пояснениях лиц, которые не имеют никакого отношения к компании «Евроторг».

«Решение основано на предположениях, исключительно исходя из того, что компания «Евроторг» обладает большой рыночной силой. В связи с этим МАРТ допустил предположение, что все представители поставщиков, писавшие в адрес «Широких» письма [с требованием поднять отпускные цены], действовали исключительно по указаниям и в соответствии с требованиями компании «Евроторг». При том, что ни одно письмо, ни одно пояснение не подтверждают факт совершения этих действий», — подчеркнула представительница ретейлера.

Она также заявила, что МАРТ подошел избирательно к оценке доказательств: «В основу решения положены те письма, сообщения, которые, по его мнению, доказывают факт совершения каких-либо действий. При этом абсолютно не были приняты во внимания официальные письма со стороны компаний-поставщиков, которые не подтвердили, но опровергли факт какого-либо в принципе влияния, воздействия, давления, чего угодно со стороны «Евроторга» в их адрес».

 

МАРТ: в материалах дела имеются прямые доказательства

Представительница МАРТ отвергла обвинение компании в том, что министерство допустило нарушение закона о нормативных правовых актах при вынесении своего решения.

По ее словам, «если следовать логике компании, то норма старого закона уже неприменима, поскольку не действует старый закон, а норма нового закона еще неприменима, поскольку не может распространяться на отношения, возникшие до его принятия».

«В этой связи возникает логичный вопрос, какими же нормами нужно регулировать случаи, если после наступления какого-то события вступает в силу новый закон», — задалась вопросом представительница министерства.

Вместе с тем она заявила, что в материалах дела «имеются прямые доказательства» наличия в действиях «Евроторга» недобросовестной конкуренции, в частности, «письменные пояснения торговых представителей, данные МАРТ, электронная переписка, которая содержит прямую информацию о том, что Евроопт требовал от поставщиков установления ценовой дистанции от конкурентов, требовал поднятия цен для своего конкурента».

«Это не может быть какой-то интерпретацией МАРТ. Это прямые показания, которые даны представителями поставщиков», — сказала она.

Приняв во внимание эти и иные доводы сторон, судья Караткевич стала на сторону министерства. Она заявила, что решение вступает в силу с момента оглашения, но может быть обжаловано в кассационном порядке.

 

«Евроторг» точку не поставил

Представители «Евроторга» сообщили, что намерены обжаловать решение суда.

Как отмечается в информационном сообщении компании, с точки зрения «Евроторга» ни один факт, изложенный МАРТ в качестве основы обвинения, «не нашел своего документального подтверждения в материалах дела».

По мнению «Евроторга», все материалы дела и доказательства, исследованные в суде, подтверждают, что со стороны ООО «Евроторг» «отсутствовали действия, содержащие признаки недобросовестной конкуренции, а все действия по отношению к ООО Широких совершались отдельными менеджерами отдельно взятых поставщиков, которые не имеют к ООО Евроторг никакого отношения и не являются нашими сотрудниками и торговыми представителями».

В своих пояснениях МАРТ эти сотрудники «отрицали факт коммуникации с Евроторгом; сами компании, в которых работают данные лица, в официальных письмах в адрес МАРТ опровергли какое-либо давление со стороны Евроторга. Однако министерство совершенно безосновательно заявляет, что это и является следствием давления».

«Это мнение МАРТ ничем не подкреплено, — заявляет «Евроторг». — Более того, создается опасный прецедент, который может быть использован для недобросовестной конкурентной борьбы в будущем: любая компания может быть обвинена в нарушении антимонопольного законодательства на основе переписки в Viber третьих лиц с ее конкурентами и подачи жалобы в МАРТ».