Да, белорусский официальный лидер произносит патетичные слова о святости суверенитета, но при этом по минскому асфальту едут российские «Искандеры» с изображением георгиевских ленточек на бортах. А над головами белорусов пролетают российские стратегические бомбардировщики — монстры, наводящие ужас на Запад.

Кадр из трансляции телеканала «Беларусь 1»

Минск старается смягчить эффект российского присутствия на таких парадах. Здесь перестали появляться псковские десантники, чьи подразделения участвовали в боевых действиях на Донбассе. В этом году прибыли гвардейцы Кантемировской танковой дивизии из Подмосковья.

Также для некоего баланса пригласили военных из Китая, Азербайджана, Армении, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана.

Но все равно российский элемент белорусского парада торчит как шило из мешка и не улучшает имидж Беларуси на Западе, с которым Минск сейчас особенно заинтересован наладить отношения.

Да и внутри страны не все восторгаются этой демонстрацией ударного кулака Москвы, особенно теперь, когда она выкручивает руки, настаивая на «углубленной интеграции».

«Я понимаю эти намеки. Можно проще сказать: слушайте, получите нефть, но вы давайте разрушайте страну и вступайте в состав России», — вырвалось в минуту откровенности у самого Александра Лукашенко.

 

Почему Лукашенко заговорил о возможном обращении к НАТО?

Накануне президент, выступая на торжественном собрании, задался риторическим вопросом, у кого Беларусь может попросить защиты: у НАТО, у России?

Понятно, что эта альтернатива была сконструирована искусственно, ради красного словца, чтобы подчеркнуть: нужно надеяться на свои силы (и в частности — не хаять новый закон, ужесточающий призыв на военную службу).

Но показательно само допущение, что Минск может обратиться к НАТО. Все-таки мировоззрение белорусского руководителя эволюционирует.

Некогда он называл Североатлантический альянс коварным монстром, подползающим к синеокой Беларуси. И вообще состязался в антинатовской риторике с московскими ястребами.

Тогда, видимо, было уютно под российским ядерным зонтиком. А вот теперь отношения с Москвой стали очень дискомфортными. Она требует достройки Союзного государства, что чревато мягким поглощением, и при этом урезает финансово-экономическую поддержку.

И если речь идет о гипотетической апелляции к Североатлантическому альянсу, то легко догадаться, что угроза подразумевается с противоположной стороны.

Понятно, что просить спасения у буржуинского альянса Лукашенко никогда не станет, однако похоже, что его терзают думы о реальной многовекторности. Дикий крен в сторону России (этой метафорой некогда блеснул сам белорусский президент) сегодня выглядит как никогда опасным для суверенитета.

 

Современная белорусская авиация не такая уж современная

Но если разговоры об угрозе аннексии спекулятивны, то скупость Москвы в плане оснащения белорусской армии приличным новым вооружением налицо.

Взять авиацию (впрочем, почти то же можно сказать и о вооружении наземных сил). Накануне официальные СМИ вещали, что парад откроется пролетом «современных боевых самолетов и вертолетов». Но сегодня зрители увидели все те же штурмовики Су-25, истребители МиГ-29, военно-транспортные самолеты Ил-76 и Ан-26, вертолеты Ми-8МТВ5 и Ми-24 — то есть набор советских еще машин.

К тому же и этот авиапарк стремительно приходит в негодность. Военный эксперт Александр Алесин приводит такие данные: если в конце 2001 года в ВВС и войсках ПВО Беларуси числилось 266 боевых самолетов, то к началу 2016 года — всего 85.

Да, пролетели сегодня и новые учебно-боевые Як-130, которые сейчас понемногу закупаются для наших ВВС. Эти машинки могут служить легкими штурмовиками, однако для более серьезных задач нужна авиация помощнее.

Покупка же Су-30СМ все отодвигается. Да и потянет ли белорусский бюджет машины как минимум по 50 млн долларов за штуку, если Москва не даст поблажку?

В декабре прошлого года Лукашенко жаловался российским журналистам, что не может выпросить у Путина «десяток самолетов». Даже пересказал конфиденциальный разговор: «Я говорю: ты что, намекаешь, что я должен купить? У меня таких денег нет. Мне за газ надо платить, кредиты возвращать. И вообще, если откровенно говорить, ты что, хочешь, чтобы я купил автомат для того, чтобы тебя защищать?»

Если бы подобное откровение звучало сегодня, то белорусский лидер мог бы заметно удлинить перечень трудных экономических вопросов. Москва и налоговый маневр не хочет компенсировать, и кредиты подвесила, и сколько заломит за газ с будущего года — черт его знает. Вот вам и союзница, вот вам и братство по оружию.

 

Вот вам и нейтральность, вот вам и доноры стабильности

Между тем российская авиация на минском параде выглядела более чем внушительно: боевые вертолеты Ка-52, фронтовые бомбардировщики Су-34, истребители Су-30СМ (те самые, которых белорусская авиация ждет не дождется), стратегические бомбардировщики-ракетоносцы Ту-95МС, Ту-22М3, Ту-160 (самый тяжелый в мире боевой самолет по прозвищу «Белый лебедь»). Эти бомбардировщики способны нести ядерное оружие.

Добавьте к этому проехавшие по земле оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер», которыми московские стратеги то и дело пугают европейцев, — и месседж получается более чем выразительный. Кремль показывает: отсель грозить мы будем НАТО.

В общем, российский ударный кулак на параде в честь белорусского Дня Независимости смотрится двусмысленно. И как минимум добавляет козырей тем политикам, экспертам, стратегам на Западе (и не только там, а и в Украине, например), которые трактуют белорусскую армию как часть российской военной машины.

На фоне «Искандеров» и зловещего «Белого лебедя» восточной соседки как-то блекнут заверения белорусского руководителя и МИДа о том, какие мы самостоятельные, ситуационно нейтральные, какие расчудесные миротворцы и доноры стабильности (на параде Лукашенко тоже говорил о мирных инициативах).

Да, пока техника и солдаты прибывают сюда из России только на учения и парады. Но, сажая белорусского союзника на голодный паек, в Москве, вероятно, надеются, что упрямец в итоге сдастся и пустит сюда военные базы.