За что судили Михаила Гладкого?
10 октября 2002 года Михаил Гладкий пришел в дом к своей матери, где она жила с его братом Виктором, увидел мертвую мать и брата, который, как он думал, спал на кровати. Михаил решил, что брат и убил его мать, поскольку ранее уже неоднократно избивал ее. Находясь в сильном эмоциональном возбуждении, он схватил топор и нанес несколько ударов по голове брата. Позже он вызвал милицию и скорую помощь.

Следствие сразу предъявило обвинение в убийстве двух человек — матери и брата. Позже следователи установили, что мать убил Виктор Гладкий, а Михаил Гладкий виновен в убийстве только брата. Если бы первоначальное обвинение не было изменено, согласно законодательству, Гладкий мог быть приговорен к смертной казни.


В суде свою вину Михаил признал полностью, отсидел пять лет в колонии и год и семь месяцев провел на исправительных работах.

Настоящий убийца Эдуард Лыков был задержан по подозрению в убийстве жителя Минского района в 2011 году. В ходе следствия, ссылаясь на беседы с католическим священником и искреннее раскаяние, он признался в убийстве еще четырех человек, в том числе в своих первых убийствах — матери и брата Михаила Гладкого в 2002 году. Их убийство было совершено за сутки до прихода Михаила Гладкого к матери — 9 октября.

Эдуард Лыков в 2013 году был приговорен к смертной казни и расстрелян.

«По этому делу не был наказан ни один человек»
С 2014 года Михаил Гладкий до своей смерти добивался восстановления права на возмещение имущественного и морального вреда за незаконное осуждение, а также привлечения к ответственности лиц, участвовавших в производстве по его делу. Однако, Минский районный суд, Минский областной суд, Верховный суд, Следственный комитет и Генеральный прокурор отказались оценивать приговор и доказательную базу, привлекать к дисциплинарной ответственности должностных лиц, ссылаясь на признательные показания, которых было «достаточно для решения уголовного дела в суде».

Также Михаилу Гладкому отказали в возмещении ущерба, поскольку его показания расцениваются государственными органами, как самооговор. Тот факт, что Гладкий был уверен в своей виновности, таким образом давал «верные и объективные показания», а самооговор является сообщением заранее ложных показаний с какой-либо целью, не рассматривалось.

Как отмечает координатор кампании «Правозащитники против смертной казни в Беларуси» Андрей Полуда, за то, что Михаил Гладкий отбыл этот долгий срок, не наказали ни одного человека.

Как отмечает правозащитник «Весны» Валентин Стефанович, такая ситуация сложилась именно из-за игнорирования следователями своих обязанностей по полному расследованию дела.