Однако страны отличаются историей, культурой и языком, и некоторые беларусы уверены, что Беларусь может сопротивляться давлению Путина и ускоренному объединению в так называемое Союзное государство.

После подписания договора в 1999 году Беларусь и Россия упразднили миграционный и таможенный контроль между странами, но остаются при собственных законодательствах, флагах, гимнах, армиях и валютах.

В последнее время в Беларуси, особенно среди противников Лукашенко, всерьез обеспокоились намерениями Москвы и слухами, что Путин хочет объединить две страны, чтобы сохранить власть как глава нового государства после окончания его президентского срока в России в 2024 году.

Хотя Путин говорит, что у него таких планов нет, многие беларусы, особенно те, кто давно обвиняет Лукашенко в продаже страны Москве, волнуются.

Даже Лукашенко показывает, что недоволен планами Москвы, занял жесткую позиции против посягательств России и ищет возможности наладить отношения с Западом, пишет издание.

Например, в марте в Беларуси приняли Концепцию информационной безопасности, «направленную на противодействие не столько западноевропейским демократическим идеям, сколько потоку агрессивной шовинистической пропаганды России по принижению беларусской государственности, языка и собственной истории».

После прихода к власти Лукашенко много лет не видел необходимости защищать чувство национальной идентичности, относился к беларусскому патриотизму как к подрывному проекту своих политических врагов и провел референдум об экономической интеграции с Россией и приданию русскому языку статуса государственного.


Но в 2014 году он изменил поведение, когда Россия аннексировала Крым и отправила войска в восточную Украину для защиты русскоговорящего населения и «русского мира». «Это аморфное культурное пространство также включает большую часть Беларуси, части Казахстана и значительную часть населения в трех Балтийских государствах», – отмечает издание.

Давление России в плане Союзного государства усилило страхи Лукашенко, и он стал активно пропагандировать древние корни Беларуси: в апреле назвал Полоцк «нашей святыней», еще раньше отверг принадлежность Беларуси к «русскому миру» и начал иногда говорить по-беларусски.

В качестве примеров интереса к национальной культуре и защиты беларусского языка NYT приводит приговоры трем авторам «Регнума» за разжигание национальной вражды, магазин Symbal.by, куда заходят даже милиционеры, и курсы «Мова нанова».