В обсуждении участвовала и председатель Республиканской общественной наблюдательной комиссии при Минюсте Татьяна Кравченко. Она рассказала, что заинтересовалась опытом стран-соседок. Также она сообщила, что белорусская комиссия не ведёт статистику по нарушениям в колониях, передает "Еврорадио".

“Я считаю, что у нас обстоят дела не так, как кажется некоторым, не так уж и плохо. У нас комиссия работает нормально. За 13 лет многое изменилось. Мы объездили практически все исправительные учреждения в Беларуси. И когда приезжаем повторно, видим результат. Буквально вчера мы были в Новосадах [ИК-14. — Еврорадио]. Впервые мы побывали там лет пять назад. Сейчас абсолютно всё по-другому. Идут ремонты, приводятся в порядок помещения. Я вижу, как меняется обстановка. С такими нарушениями, как пытки, нам не приходилось сталкиваться”.

По словам Кравченко, комиссия получает письма от заключённых и сразу же на них реагирует — приезжает в колонию с поверкой.

— Был случай с медицинскими проблемами. Мы поехали туда, нам показали карточку этого заключённого: какие препараты он принимал, какие лекарства присылали родители, подписи его показывали под передачами. А он пишет, что ему привозили, но он не получал. Но ты же расписался в этой карточке! Мы с ним потом беседовали один на один.


— Вы не думаете, что на заключённого могли оказать давление сотрудники колонии?

— Какое давление? Какое давление на него может быть оказано?

— И статистики по нарушениям у вас нет?

— Такой страшной статистики, как пытки… Ну нет, такого нет.

— А нестрашная есть?

— Ну, наказывают, если человек нарушает дисциплину. Если постоянно нарушает, то и в штрафной изолятор сажают. А как иначе?

По словам Кравченко, она не против принять в комиссию больше независимых наблюдателей, но пока свободных мест нет. Также она подчеркнула, что мнение таких наблюдателей часто бывает предвзятым. 

Руководитель “Правовой инициативы” Виктория Фёдорова обращает внимание на то, что в белорусском законодательстве нет уголовной ответственности за пытки:

“Мы не можем дать никаких конкретных цифр, потому что тюрьмы закрыты. Само государство не может вести статистику пыток, потому что нет ответственности за это. По уголовному кодексу размазаны разные преступления, которые могут так или иначе под какие-то действия, связанные с пытками. Но это не позволяет вывести статистику. Единственная информация, которая есть у нас, — из доклада Беларуси в Комитет ООН против пыток. Там за три года было порядка 614 заявлений о действиях, которые попадают под конвенцию [против пыток]".