'Противоречия слишком большие': политолог - о 'странных' переговорах Румаса и Медведева - Политика на N1.BY
Беларусь и Россия должны к ноябрю согласовать все интеграционные дорожные карты, сообщил премьер-министр Беларуси Сергей Румас по итогам встречи с председателем правительства России Дмитрием Медведевым, передает БЕЛТА. 
Премьер-министр сообщил, что затем потребуется большая работа правительств по корректировке законодательства, чтобы общие рынки могли заработать в полную силу.
"Когда мы говорим об общих или даже по некоторым секторам единых рынках, то понимаем, что это равные условия для наших субъектов хозяйствования. И не важно, зарегистрированы они в Российской Федерации или в Беларуси", - отметил он. 


Сергей Румас пояснил, что равные условия хозяйствования предусматривают одинаковые и налогообложение, и элементы бюджетной политики, и равные цены на энергоносители, и равные регуляторные правила. "Это является конечной целью интеграции", - подчеркнул он.
Премьер РФ Дмитрий Медведев уточнил, что интеграционные вопросы, которые обсуждаются сторонами, можно условно разделить на три корзины: по первой группе вопросов одинаковое понимание сути и сроков внедрения; вторая корзина - где стороны одинаково понимают решения в экономической и социальной сфере, но еще нет сроков их реализации; по третьей категории необходимо провести дополнительные консультации.


Политолог Валерий Карбалевич дал свою оценку сегодняшним переговорам.
- Сегодняшние переговоры в чем-то прояснили ситуацию, в чем-то – еще больше запутали. Сегодня стороны обещали принять важный документ о перспективах интеграции. Но, как можно понять, стороны не подписали никакого документа, который можно было бы представить президентам. А это означает, что противоречия слишком большие и по главным вопросам решения не приняты. То есть, по вопросам реальной интеграции, в том числе – по созданию наднациональных органов власти. Поэтому все остальные вопросы, как я понимаю - набор приятных пожеланий и деклараций. Но видите, стороны никому не показывают свои наработки, все держат в секрете. Поэтому принятие решений переносится на ноябрь…


- А почему на ноябрь? Ведь Лукашенко с Путиным встречаются 25 июня.
- Встречаются действительно 25 июня. Но было проговорено, что окончательный документ будет готов только в ноябре. Поэтому все выглядит достаточно странно: столько работали, столько планировали к сегодняшнему дню, а выясняется, что нужно еще пять месяцев, чтобы подготовить тот самый документ, который так долго готовили. Но это только означает, что не удается согласовать главные проблемные вопросы в двусторонних отношениях.
- Чего хочет Кремль, стало понятно после вчерашних заявлений Путина во время прямой линии: государство с единым парламентом, единым эмиссионным центром. Или нет?

- Путин все время противоречит сам себе. С одной стороны, он говорит, что стороны не собираются объединяться в единое государство, но тут же сам рассказывает про совместные органы власти. А что такое общие органы власти? Путин только запутывает всех, запутывает сам себя и наблюдателей.
Что касается рассуждений Путина про единый парламент и прочее, то он просто напомнил, что записано в союзном договоре. Поэтому его высказывания я бы рассматривал как гипотетические.
- Объясните, пожалуйста, такую ситуацию. Депутат Госдумы РФ, севший в кресло спикера грузинского парламента, вызвал политический кризис в Грузии: спикер ушел в отставку, оппозиция требует отставки главы МВД. В Минске идут сепаратные переговоры, которые могут обернуться потерей независимости - народ молчит и празднует Европейские игры. Как такое возможно?

- Это объясняется тем, что мы - абсолютно разные народы, у нас совершенно разная ментальность, соответственно, разное политическое самосознание. Беларусь и Грузия - совершенно разные страны с разными политическими режимами. В Беларуси попытки ворваться в Дом правительства в 2010 году закончились погромом оппозиции, появились десятки политзаключенных, оппозиция была свергнута в маргинез. В Грузии народ вошел в парламент, но вряд ли там появятся политзаключенные. Хотя, конечно, стычки прошли жесткие, много пострадавших. 







X