В женщинах сила. На языке экономики это означает 5,4 млрд долларов прибыли в год для Беларуси от грамотного применения человеческого потенциала. Такая гора незаработанных белорусками денег соразмерна 9% ВВП, или 70% золотовалютного резерва страны.

О выгодах, которые получит общество после излечения от дискриминации женщин, Naviny.by поговорили с послом Великобритании в Беларуси Фионной Гибб.

Дипломат, помимо прочего, выступает за сокращение отпуска по уходу за ребенком, так как видит в этом ресурс для личного счастья женщины и экономического роста общества в целом.

 

Почем женский потенциал?

Сумма в 5,4 млрд долларов — это минимум, который способна принести экономика Беларуси, если государство и общество создадут условия для самореализации женщин наравне с мужчинами.

Naviny.by сделали этот нехитрый подсчет, опираясь на прогноз экспертов Глобального института McKinsey — международной консалтинговой компании, специализирующейся на решении задач, связанных со стратегическим управлением.

В исследовании «Сила равенства: Как развитие равноправия женщин может принести 12 триллионов долларов к мировому ВВП» ученые продвигают позитивный сценарий:

«В Восточной Европе <…> выравнивание активности женщин и мужчин на рынке труда может добавить 9% к годовому ВВП к 2025 году. Максимально в регионе можно достичь 11-процентного увеличения».

Для глобальной экономики Институт McKinsey прогнозирует рост мирового ВВП на 12 трлн долларов к 2025 году при условии максимального развития равноправия женщин. На эти выводы опирался генсек ООН Антониу Гутерриш в тексте послания нациям в 2017 году. Он говорил о необходимости искоренить дискриминацию.

Посол Великобритании в Беларуси Фионна Гибб также делает акцент на 12 трлн долларов роста мирового ВВП при разговоре о женских правах в рамках проекта Job Shadowing.

В 2019 году в Беларуси прошли стажировки для молодых белорусок под патронажем успешных в карьере женщин — Job Shadowing («Тень на день»). Этот проект должен помочь белорускам вдохновиться на профессиональную самореализацию, помочь раздвинуть воображаемые границы возможностей. Стажировки провели женщины-руководители дипмиссий, международных организаций и бизнес-структур.

В посольстве Великобритании стажировку проходила сотрудница управления спорта и туризма Гомельского облисполкома Вероника Буракова.

 

«Гендерное равенство — это процесс»

— Если мы посмотрим в будущее, то что значит для страны больший уровень гендерного равенства?

— Современные девушки и женщины выходят замуж в более позднем возрасте, чем их мамы и бабушки, позже рожают детей или вообще выбирают чайлдфри. Уменьшается количество детей, семьи не такие крупные, как раньше, экономическое положение человека от этого сравнительно улучшается.

Дети в таких семьях имеют больше шансов получить хорошее образование. Женщины в таких обществах получают больше возможностей влиять на экономику государства, принимают участие в важных решениях. И от этого государство получает выгоду. Речь идет о триллионах долларов.

Я не думаю, что у нас в семье было какое-то особенное гендерное воспитание. Мы об этом не говорили специально. В моем детстве мне не доводилось слышать, что женщины должны делать вот это, а мужчины вон то.

— С чего тогда начать зарабатывать эти триллионы?

— Я помню, как пару лет тому в Международный женский день на мероприятии меня и других участниц попросили написать таблички с ответом на вопрос, что, по-нашему, могло бы улучшить жизнь женщин? Я написала «сократить трехлетний декрет».

Я действительно думаю, что уменьшение времени на отпуск по уходу за ребенком в Беларуси сделает женщин счастливее. Конечно, молодые женщины в Беларуси имеют право выйти на работу раньше, чем окончится их трехлетний декрет. Но есть трудность с решением вопроса, куда пристроить ребенка, кто будет смотреть за ним? Да, здесь есть проблемы.

Но также надо понимать, что возвращаясь в профессию через три года, вы можете потерять часть навыков, отстать от коллег. По сравнению с мужчинами, женщины оказываются позади.

И тогда на мероприятии я получила просто невероятно много комментариев. Требования объяснить. Были люди, поддержавшие эту позицию, но их было меньше.

Я получила хорошее образование, как и мой брат. Мы оба окончили хорошие школы, наши родители пожертвовали частью вещей, чтобы оплачивать нашу дальнейшую учебу. Для них это было очень важно, чтобы дети имели хорошее образование.

— Кому, по вашим наблюдениям, в Беларуси лучше: мужчинам или женщинам?

— Когда я думаю о женщинах, которые здесь не имеют возможности реализоваться, я думаю о дискриминации, которую не распознает, не признает общество, о гендерной дискриминации. Конечно, она в Беларуси есть. Она есть в любой стране.

Объявления о вакансиях в газетах или соцмедиа часто некорректны: нам нужен человек такого-то пола, такой-то внешности, такого-то возраста.

Во время интервью при принятии на работу неприемлемы вопросы к молодой женщине, например, планирует ли она создавать семью и рожать детей. В Великобритании задавать такие вопросы уже незаконно, потому что это дискриминирует работника.

Я думаю, что многие женщины здесь просто не распознают дискриминацию. И знаете, это видно по тому, какие атрибуты у праздника 8 Марта — цветы и шоколадки. Это очень старомодно. И это не о равноправии.

Жизненные ориентиры моей мамы, как и других женщин ее поколения, были связаны преимущественно с браком. Моя мама не пошла учиться в университет, окончила колледж секретарей и несколько лет проработала в этой профессии. Потом она вышла замуж и оставила работу.

— Но у нас есть же параллельный праздник — 23-е февраля: с носками и дезодорантами?

— По правде, лично мое мнение, не думаю, что эти празднования действительно так необходимы. Это праздники с коммерческой основой, как и День святого Валентина. Это целиком стимулированная коммерцией трата времени. У нас в Великобритании есть День отца, День матери. Этого достаточно.

— Что же тогда женщины могут сделать, если дискриминация есть, а ее не видят?

— Должно быть лоббирование законов. Изменения не происходят без лоббирования. Женщины должны громко заявлять о своих правах, должны кричать о равных зарплатах, равных возможностях. Надо заявлять о неприемлемых вопросах на работе, о предпочтении работодателем мужчины при равных квалификациях. Женщины должны заявлять об этом в медиа.

Женщины должны сами работать с авторами законов, с парламентом.

Есть случаи, когда инициатива должна исходить от правительства, когда это имеет смысл. Женщины нуждаются в поддержке и защите при борьбе за свои права.

Мой отец как глава семьи отвечал за финансы. Мы говорим о другом поколении, это 50-60-е годы прошлого века в Великобритании. Моя семья была очень типичная. Другие ценности и установки. Произошли огромные изменения с тех пор.

— В нашем обществе особо не покричишь, люди опасаются высказываться открыто...

— Да, люди не привыкли жаловаться, они привыкли к бездействию. Но это процесс. Все меняется. Женские права — это безопасная тема. Не такая дискуссионная, как права ЛГБТ или смертная казнь. Это безопасная, не спорная тема. Ни один политик или общественный деятель не скажет, что мужчины и женщины имеют разные права.

— Можно ли посчитать, сколько лет понадобится на изменение культуры и установки в стране, чтобы наступило гендерное равенство?

— Гендерное равенство — это не событие: раз и случилось. Речь идет о постоянных  изменениях — это процесс. Женщины в Великобритании получили право голоса не за одну ночь. Сначала право голосовать получила лишь одна категория женщин — имеющих университетское образование. В 1928 году этим правом наделили всех, к этому суфражистки, движение которых появилось в 19-м веке, шли шаг за шагом. Процесс долгосрочный. И над равенством до сих пор работают в Великобритании.

Великобритания — один их мировых лидеров по продвижению политики гендерного равенства в мире. Мое правительство нацелено продвигать эти принципы для девушек и женщин по всему миру. Это то, к чему относятся очень серьезно.

Мы работаем на международном уровне для того, чтобы женщины и девушки имели равные с мужчинами возможности получать образование, делать бизнес, получать равнозначную оплату за труд.

Меня растили с установкой на образование. Девочки ходили в школы, у всех девочек были амбиции окончить университет, построить карьеру. Тогда, в 60-х, я не хотела обзаводиться семьей и детьми, это было совершенно нормально для тинейджера того времени.

— Вы могли бы дать белорускам какое-то напутствие с той стороны, так сказать из будущего?

— Мой месседж женщинам Беларуси:

Люди не должны ожидать чего-то меньшего, чем они хотят достигнуть. Они не должны идти на компромиссы с обстоятельствами. Должны быть амбициозными. Не надо бояться говорить от своего имени. Женщины — это не второй класс. Мы имеем равные права, равные возможности. И я думаю, что мы — женщины нового поколения.

Мир уже изменился.

Я люблю детей, но, как бы то ни было, у меня их нет. У меня есть много друзей, ровесников, которые одновременно выбрали и карьеру, и семью. Но это не просто… В Великобритании множество женщин, которые сражаются с обстоятельствами, пытаясь объединить и карьеру, и семью, пытаются вернуться в профессию после рождения ребенка.

 

От чего нужно избавиться?

Для Беларуси актуален разрыв в оплате труда мужчин и женщин при выполнении однотипной работы. Так, по свежему исследованию, разница в зарплате заметна для 65,7% населения Беларуси. При этом «проблема неравного распределения дохода видна людям вне зависимости от их пола», говорится в отчете экспертов социологического исследования «Ценности населения Беларуси. 2019 год».

Запрет на некоторые профессии для женщин — также проявление дискриминации. Сегодня для женщин в Беларуси недоступна 181 профессия из 42 отраслей. В Украине дискриминационный список упразднили в 2017 году. Недавно в Беларуси стартовала общественная медиа-кампания #AllJobsforAllWomen (Все профессии для всех женщин), а этот тест — первый в ней публичный шаг.

Причины дискриминации лежат в наших мозгах, а точнее — в культурных стереотипах: женщинам предписывают определенный род занятий, например, содержание домашнего хозяйства, уход за детьми, необходимость стремиться к деторождению, наконец, и т.д.

 

Дискриминация как радиация: не видно, но она есть

Искоренение дискриминации является одной из важнейших задач по устойчивому развитию человечества, говорит ООН. Организация объединенных нация разработала для жителей планеты план по Целям устойчивого развития (ЦУР). Это ряд шагов и реформ, которые уведут человечество с пути деградации и помогут построить более комфортную среду обитания в обществах. Конец реализации плана по ЦУР назначили на 2030 год.

Беларусь подписалась под выполнением плана ЦУР и получает международную помощь, в том числе финансовую, в том числе на искоренение неравенства мужчин и женщин.

И чтоб мы могли заработать 5,4 млрд долларов, которых, бесспорно, нам не хватает, государство, казалось бы, просто должно следовать плану. Но идет пробуксовка. Причем, с самого верха. Например, разработанный в МВД проект закона о противодействии домашнему насилию после высказанной президентом критики положили под сукно. Глава государства назвал документ «дурью, взятой с Запада».

 

 

Фото Сергея Сацюка