Все ли могут министры? - Политика на N1.BY
Перемены логично связывают с новым министром внутренних дел Юрием Караевым. Логично-то оно логично, но обоснованно ли? Мы привыкли считать министров этакими мини-царями. А как оно на самом деле?
Любое реформирование — это командная работа. Механизмы назначения на руководящие посты в силовых ведомствах Беларуси как раз направлены на то, чтобы их руководители не имели возможности сформировать свою команду. Тот же глава МВД подчинен непосредственно президенту, а по отдельным вопросам — премьер-министру. Заместители министра назначаются также президентом, он же определяет и их численность. И начальников департаментов тоже назначает глава государства. Правда, кандидатуры вносит министр. Но отправить в отставку он их не может, пишет sn-plus.com


Фото БелТА
Для рассмотрения основных вопросов оперативно-служебной деятельности в МВД создается коллегия в составе министра, заместителя госсекретаря Совбеза, заместителей министра, начальников департаментов и иных должностных лиц. При этом персональный состав коллегии утверждается президентом по представлении министра.
Министр внутренних дел не в состоянии даже определить численность центрального аппарата своего ведомства — на этот счет президенту тоже виднее. Он эту численность и определяет. Президент же окончательно решает и многие вопросы, касающиеся организационно-штатной структуры ведомства.


Вот и получается, что самостоятельность главы МВД весьма относительная: он подчинен президенту и премьер-министру, подконтролен Совету безопасности и окружен назначенцами президента.
Ситуация выглядит абсурдной. Ведь, назначая человека на должность министра, предполагается его профессионализм, добросовестность и наличие четкого видения перспектив развития ведомства, руководить которым он поставлен. Поэтому очевидно, что и полномочия министра по части определения структуры ведомства, подбора команды, включая заместителей, должны быть расширены. Невозможно работать эффективно с людьми, которым ты не доверяешь и с которыми у тебя нет взаимопонимания.


Президент назначает министра, держит на контроле состояние законности в ведомстве и эффективность его работы. Способен министр в рамках действующего законодательства и с учетом выделенного бюджета организовать результативную работу — значит, он молодец. Нет — надо искать другого человека.
При такой системе отставка министра означает и уход с постов членов его команды. Потому что новый человек имеет право сформировать собственную команду.
Но не приведет ли уход вместе с министром его команды к параличу ведомства? Нет. Во-первых, старая команда работает до того момента, пока новая не будет сформирована полностью. Во-вторых, профессиональный костяк все равно остается. А именно эти люди, которые работают на основании трудовых контрактов, а не политических назначений, и обеспечивают повседневное функционирование ведомства. И опять же, теоретически эти чиновники, которые работают в центральных органах управления ведомства, являются профессионалами высокого уровня. В ином случае им там нечего делать.
Я понимаю, что на практике все не так однозначно. И на «теплых» должностях часто приземляются не самые профессиональные персонажи. Чтобы избежать этого, должна быть четкая система отбора тех, кто достоин работать в центральном аппарате ведомства. Механизмов тут по сути только два: аттестация и конкурсное замещение должностей. В идеале все должно проводиться автономным органом, не зависимым от министра. Состоять такая аттестационная комиссия может из вышедших в отставку профессионалов высокого уровня. Вот их и следовало бы назначать президенту в обход министра.
Актуальной темой для Беларуси является определение численности ведомства. У нас данные о штатной численности МВД засекречены. Хотя даже косвенных открытых сведений достаточно для того, чтобы просчитать, сколько штыков в МВД. В нормальной ситуации штатную численность МВД определять должен парламент, так как это напрямую связано с расходом бюджетных средств: сколько там должно быть офицеров, сколько гражданского персонала, сколько младших чинов. Глава ведомства может маневрировать в этих рамках, определяя, какие направления приоритетные, какие следует укрепить людьми.
Но это в идеале. А в белорусской реальности министр — высокопоставленный чиновник, на которого возложена масса обязанностей и серьезная ответственность. И при этом руки его в полусвязанном состоянии.








X