Белорусская сторона продолжает рассчитывать на компенсацию Россией последствий налогового маневра, заявил посол в Москве Владимир Семашко.

Так называемый налоговый маневр начался в нефтяной отрасли России в 2015 году, напомнил Семашко. До 2018 года проходил его первый этап. В 2019 году начался его завершающий этап, который продлится до 2025 года.

«На первом этапе маневра Беларусь потеряла 3,6 млрд долларов, которые нам никак не компенсированы, — приводит БелаПАН слова посла со ссылкой на ТАСС. — Если все оставить так, как есть, то за оставшееся до завершения налогового маневра время Беларусь потеряет еще 10,6 млрд долларов при мировой цене нефти 70 долларов за баррель и 8,8 млрд долларов при цене 60 долларов за баррель. А затем белорусские нефтепереработчики будут полностью выведены на мировую цену нефти, в результате чего Беларусь будет ежегодно переплачивать России по 3 млрд долларов».

«Даже при прогнозируемом в перспективе росте годового ВВП Беларуси до 100 млрд долларов (сейчас — 60 млрд) для нас это не просто огромные цифры, это очень тяжелое бремя», — пожаловался Семашко.

По его словам, в схожей ситуации оказались и российские нефтяные компании, однако для смягчения последствий налогового маневра для них предусмотрена «солидная поддержка из госбюджета в виде отрицательного акциза на нефть и применения демпфирующих коэффициентов». «И даже после завершения маневра российские нефтепереработчики получат льготные условия работы и будут приобретать нефть по цене, составляющей 83−84% от мировой цены», — отметил посол.

«Российский бюджет может себе такое позволить, — считает Семашко, — он от проведения маневра выигрывает, а белорусский бюджет — наоборот, потому что снижаются поступления от вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты. Иными словами, у нас в Беларуси маневр наносит двойной удар — и по нефтеперерабатывающей отрасли, и по бюджету».

«Мы в текущем году уже существенно подняли цены на нефтепродукты на внутреннем рынке. Но дальше делать это невозможно», — заявил Семашко.

Во-первых, пояснил он, покупательная способность граждан Беларуси не позволяет этого сделать, а во-вторых, «у нас и так уже диспаритет цен на бензины и дизельное топливо с Россией где-то в размере 8−10%». «Если эта разница в ценах станет больше, то возникнет новая проблема массового ввоза в Беларусь из России дешевых нефтепродуктов. В таком случае не придется говорить и о едином рынке нефтепродуктов Евразийского экономического союза. Какая на это будет реакция в других странах «пятерки», предсказать не сложно», — сказал Семашко.

«Поэтому белорусская сторона продолжает рассчитывать на компенсацию Россией последствий проводимого маневра, — заявил он. — У правительства России понимание проблем Беларуси в связи с этим, безусловно, есть. Мы приступили к обсуждению компенсационных механизмов. Они могут быть как в виде межбюджетных трансферов, так и в виде изменения формулы цены нефти, внесения в нее специальной скидки».

«Это основные возможные механизмы, которые обсуждаются. Размер же компенсации очевиден для двух сторон: должна быть возмещена разница в вывозных таможенных пошлинах, помноженная на объем поставляемой нефти», — сказал посол.