«Считаю, это оговор». В суде выступил бывший глава Минпрома и экс-помощник президента - Экономика и Бизнес на N1.BY
«Считаю, это оговор». В суде выступил бывший глава Минпрома и экс-помощник президента
Первый рабочий день у Виталия Вовка начался с допроса в суде Первомайского района Минска. С Головачом он знаком со студенческих времен, в 1984 году они вместе пришли работать на завод, который Вовк возглавлял с 2011 по 2014 год.
— Хочу охарактеризовать Андрея Альбертовича как профессионала с большой буквы, грамотного специалиста, — почти с первых минут допроса в суде заявляет Вовк.
Он вспоминает, как после распада СССР МЗКТ ушел в свободное плавание и остался без заказов.


— С участием Головача и под его руководством завод прошел серьезную техническую модернизацию. А сейчас продукция завода доказала свою уникальность. (…) Завод является самым современным на постсоветском пространстве. Это говорит, что свою задачу как главный инженер Головач выполнил, — отмечает свидетель Виталий Вовк.
Переоснащение МЗКТ проходило в два этапа. На первый заводу государство выделило 50 миллионов долларов, второй этап уже проходил без господдержки.


— Без современных технологий завод просто не выжил бы. У МЗКТ были большие вопросы с закупками, многие большие компании отказались с ним работать (МЗКТ попадал под санкции Запада. — Прим.TUT.BY). Выбор был небольшим, — продолжает рассказывать Виталий Вовк, который был замдиректора, а после и гендиректором МЗКТ.
Сегодня Андрея Головача обвиняют в событиях 12-летней давности. Вспоминают его заграничные командировки, встречи с представителями Hyundai и Doosan. Как говорит сам обвиняемый, у следствия такая логика: каждый раз, когда он встречался с представителями компании, получал взятки.


Сам Вовк не видит преступления в том, что сотрудники завода встречались с поставщиками накануне тендера. Заводу важно было понять, насколько компании готовы, есть ли у них возможности поставлять то оборудование, которое хочет МЗКТ. На таких встречах обсуждались только технические характеристики станков, задания никому не показывали, победителя заранее не выбирали.
— Мы хотели сформировать такое техническое задание, которое мог бы кто-то исполнить, а не просто нарисовать. Хотели, чтобы тендер состоялся, — говорит Виталий Вовк.
И Вовк, и Головач летали в Корею на встречу с компаниями. При выборе поставщика для МЗКТ было главным добиться рассрочки платежа до 5 лет и кредитования под 2% годовых. В Москве ему прямо сказали: «Вы сумасшедшие».
— И так отвечали почти все. Европейские и японские компании сказали: «Мы с вами можем только чаю попить, потому что есть запрет». И остались две корейские комп , у нас была задача столкнуть их лбами, чтобы получить максимальный результат, — вспоминает Вовк.
Судья и прокурор долго выясняют вопрос, почему изначально было запланировано купить 70 станков, а по итогу 55 единиц купили у одного производителя, 14 — у другого. Свидетель несколько раз повторяет, что не может понять суть претензий. У кого лучшие технические характеристики и цена, у того и купили. Тем более что в тендерах участвовали и соревновались между собой две фирмы.
Пока ни один из тех, кого следствие считает взяткодателем, не пришел в суд на допрос. Как указано в обвинении, Головач получил 60 тысяч в Grand Cafe от Рыбкиной, эту женщину знает и Вовк. Она сотрудница одной из компаний, с которой МЗКТ заключал договор на поставку оборудования.
— Рыбкина приносила вам какие-нибудь подарки? — спрашивает прокурор Юрий Шерснев.
— Может быть, какие-то конфеты, — отвечает Виталий Вовк.
Сегодня в суде отдельно разбирается момент, почему уже после тендера МЗКТ не рассмотрел предложение той же Рыбкиной. По словам женщины, ее компания готова была сделать заводу более выгодное предложение.
— Кроме слов госпожи Рыбкиной, не было ничего. Компания не предоставила никаких документов. Понимаете, я реалист. Конкурс был открытым, — поясняет Вовк.
Уже позже обвиняемый сделает акцент на том, что если после состоявшегося тендера отменить победу одной компании и выбрать другую, это чревато последствиями. Во-первых, победитель может обратиться в суд. Во-вторых, это будет расценено как лоббирование интересов другой фирмы.
Прокурор попросил свидетеля вспомнить события за неделю до задержания Андрея Головача 5 мая 2015 года. Они встречались в кабинете Вовка.
— А что это за встреча главного инженера МЗКТ и министра промышленности? — спрашивает государственный обвинитель.
— И что здесь негативного? Я встречаюсь со всеми, мои двери не закрыты, — говорит Виталий Вовк.
— Как вы расцениваете то, что мне якобы давали взятки? — обратился из железной клетки Головач к свидетелю.
— Я считаю, это оговор, — ответил Виталий Вовк.
Как оказалось, Вовк проходил проверку на полиграфе в декабре 2017 года. Чем она закончилась, прокурор не дал возможности узнать, по его возражению суд снял этот вопрос.
— Если это не доказательство, то почему оно есть в уголовном деле? — отметил адвокат Алексей Шваков.
На просьбу охарактеризовать одного из главных взяткодателей по делу Рыбкину свидетель ответил:
— Этот человек работает на себя. И готова пойти на все.
За Андрея Головача также вступился другой бывший генеральный директор МЗКТ Геннадий Синеговский, который руководил заводом с 2002 по 2011 год. По его словам, в начале двухтысячных предприятие переживало не лучшие времена.
— Я был замдиректора МАЗ и на МЗКТ попал не по своей воле. Завод был почти банкротом, имел большую задолженность, мне не очень хотелось туда идти, — рассказывает в суде Синеговский. — Головач тогда работал в Китае, в 2003—2005 годах завод выживал за счет поставок на совместное предприятие в Китае. Андрей Альбертович произвел на меня хорошее впечатление и был отозван из Китая, назначен главным технологом.
Как и Вовк, Синеговский также рассказывает: с МЗКТ могли работать не все, завод попал под санкции Запада.
— Андрей сразу старался снизить цену, а уже потом приводил представителей компаний в мой кабинет. Я им говорил: завод работает чисто, без всяких откатов: «Если хоть один сотрудник завода вам скажет о нелегальной схеме, скажите мне, сразу уволю». Компаниям нравилась открытость, которая была на предприятии, — добавляет уже бывший директор МЗКТ.
На вопрос судьи, почему акт ввода оборудования был подписан, хотя были недостатки в его работе, Геннадий Синеговский поясняет:
— Это нормальная жизнь, реальная. А не вот так, как сейчас, сидим и рассуждаем. Мы же доверяли компании, есть же еще гарантийные обязательства.(…) Как говорят: хочешь остановить процесс, делай все по закону.
У Синеговского «самое хорошее мнение и впечатление» о Головаче.
— Я, уходя с завода, рекомендовал его на свое место и готовил своим преемником, — рассказывает во время допроса бывший директор МЗКТ.
Синеговский также не верит в виновность главного инженера МЗКТ.
— Нет, однозначно. Считаю, Головач не мог пойти на это дело. Я часто предупреждал своих: «Все тайное становится явным».
На днях жена обвиняемого главного инженера Татьяна получила от мужа с Володарки уже 1012-е письмо по счету. Пятый год ее муж находится в СИЗО, хотя трижды уже был оправдан в суде.
также в качестве свидетелей в суде появились руководители налоговых инспекций. Инспекторы по распоряжению СК проверяли доходы и расходы семьи. Выяснилось, что в 2009 году у дочки Головача было превышение расходов над доходами 15 долларов, у самого обвиняемого за 10 лет не нашли каких-то нарушений.
Напомним, 29 мая суд Первомайского района Минска начал рассматривать уголовное дело в отношении главного инженера МЗКТ Андрея Головача. Ему предъявлено обвинение по ч. 2, 3 ст. 430 УК (Получение взятки в особо крупном размере), ч. 2 ст. 424 (Злоупотребление властью или служебными полномочиями). По версии следствия, он получил в качестве взятки 192 200 долларов, 35 тысяч евро и «намеревался получить еще 240 тысяч долларов», но не успел, потому что был задержан. Фигурант вину не признает.
Андрей Головач был задержан в мае 2015 года, его обвинили в получении взяток на сумму более 180 тысяч деноминированных рублей. Суд первой инстанции признал фигуранта виновным по ч. 3 ст. 430 УК (Получение взятки в особо крупном размере) и приговорил к 8 годам колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Но Минский городской суд отменил приговор и отправил дело на новое рассмотрение в тот же Фрунзенский суд Минска, только к другому судье. В этот раз Головачу был вынесен оправдательный приговор. Мингорсуд и Верховный суд оставили оправдательный приговор в силе. Однако на свободу Головач так и не вышел, его прямо в зале суда Фрунзенского района задержали по новому обвинению. Он находится в СИЗО уже больше четырех лет.
В защиту Андрея Головача 887 сотрудников МЗКТ подписали письмо на имя президента.








X