На днях сестра погибшего получила ответ из прокуратуры в ответ на свое обращение. Из него она узнала, что еще 17 мая Управлением Следственного комитета по Минской области было отказано в возбуждении уголовного дела.

«В ходе проверки не установлено наличие достаточных данных, указывающих на признаки совершения преступления, так как Абрамович, находясь в отсеке для задержанных в служебном автомобиле, совершил самоубийство путем повешения», — говорится в ответе областной прокуратуры.

Областная прокуратура изучила результаты проверки и согласилась с выводами следователей. Указано, что «все подтверждается осмотром места, результатами судебно-медицинской экспертизы, опросом свидетелей и изучением видеорегистратора».

В ответе прокуратуры также указано, что «фактов противоправных действий, причинения телесных повреждений или доведения до самоубийства не установлено, поэтому в действиях двух сотрудников милиции не усматривается признаков преступления по ст. 428 (Служебная халатность) УК Беларуси».

«Установлено, что Сергей Абрамович предпринимал активные действия, чтобы покончить с собой», — отметили в прокуратуре.


Сестра погибшего, Инна, в свою очередь, отметила, что об отказе в возбуждении уголовного дела она узнала из ответа прокуратуры, а не от следствия. Семья не согласна с такими выводами и будет обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела.

Напомним, 29 ноября в милицейской машине в Несвижском районе нашли повешенным 48-летнего мужчину. Он находился в специально оборудованном отсеке служебного УАЗ «Патриот», где его перевозили в управление за административное правонарушение.

По факту гибели проводят проверку следователи, точную причину смерти установят эксперты. Сообщалось, что милиция проводит свое разбирательство, чтобы выяснить, могли ли сотрудники предотвратить трагедию.

Родные погибшего не верят в суицид, так как не увидели на теле мужчины характерных следов от повешения и причин для такого поступка — тоже. Им непонятно, как можно было совершить такие действия в ограниченном пространстве и почему при нем остались шнурки от обуви.