Самый известный белорусский диссидент рассказал, чем отличаются нарушения прав человека в Беларуси, СССР и России - Калейдоскоп на N1.BY
Могилёвский журнал о правах человека MSPRING.ONLINE обратился к известному белорусскому диссиденту, ныне проживающему в Москве, с просьбой прокомментировать инициативу властей взимать деньги за охрану уличных акций. Не возвращается ли Беларусь в советские времена, когда любое инакомыслие жестоко каралось?
Михась Кукобако о различиях тогда и сейчас.
Напомним, обновлённый закон о массовых мероприятиях резко повысил ставки оплаты за услуги госслужб. Постановлением Совмина введена плата по единому тарифу. Ожидалось, что сбор граждан до десяти человек будет стоить для его организаторов три базовые величины или 76,5 белорусских рублей. Но всё оказалось ещё хуже.


За «Монстрацию», проведённую в Могилёве 26 мая, волонтеры «Могилёвской Весны» вынуждены были заплатить 141 рубль 50 коп. Оказалось, что 76,5 рублей стоят только услуги милиции. Сверх того ещё нужно было заплатить 43 рубля медикам скорой помощи и 22 рубля за уборку территории дорожно-мостовым предприятием. Итого за акцию на заброшенном стадионе, где шесть человек доводили происходящее в стране до гротеска, пришлось заплатить по нынешнему курсу 68 долларов США.


Публикуем рассуждения Михася Кукобаки
Что касается решения Правительства Беларуси по оплате  расходов на милицию, медиков и уборщиков при гражданских акциях. Формально президент как бы прав, он исходит из того, что эти службы предназначены для рутинной работы: милиция ловит преступников и предотвращает правонарушения, коммунальные службы и врачи заняты своей работой.
Всякие общественные мероприятия выходят за пределы их прямых обязанностей и ложатся дополнительным бременем на бюджет.


В ответ на критику, как со стороны своих, так и европейских правозащитников Александр Лукашенко может сослаться на телехронику из-за рубежа. А там убедительные кадры, как толпы демонстрантов поджигают десятки (и сотни) авто, бьют витрины учреждений и магазинов, грабят их. Александр Лукашенко не хочет идти по такому сценарию. И здесь дело не только в опасении потерять личную власть.
Вопрос может стоять о потере государственности. А подобные опасения реальны, учитывая незащищенность Беларуси перед восточным соседом, с его имперскими амбициями.
Значит, надо как-то договариваться. Если расходы, назначенные властью, кажутся излишними, то вопрос к экономистам. Следует подсчитать: во сколько обойдётся оплата труда, если нанять несколько человек из ЧОПа для охраны порядка и пригласить медиков с уборщиками.
Или же гарантировать охрану и порядок собственными силами. Свои предложения можно передать правительству через депутатов и других представителей общественности.
В общем, нужен какой-то диалог с властью. Боюсь, что задача в ближайшее время для оппозиции трудноразрешимая. Проблема в том, что оппозиция не имеет обратной связи с руководством страны.
Бесспорно, Александр Лукашенко единолично правит государством. Как бывший хозяйственник он созидатель по психологии. В отличие от поведения Путина – бывшего шпиона, привыкшего делать только пакости, как «своим», так и чужим. Моё поколение, почти с пелёнок воспитывали в ненависти к Европе и США. И не каждому легко преодолеть это зомбирование.
Не избежал такой промывки мозгов и Лукашенко. Тем более, занимая руководящие должности. В момент избрания президентом в 1994 году он был, что называется, до мозга костей советским человеком, как и большинство сограждан. Потому и победил легко Позняка, так как отвечал запросам среднего белоруса.  И естественно, Европу и США он рассматривал, как своих врагов.
О ВОЗВРАТЕ В «СОВОК»
Рассуждения о якобы возвращении Беларуси в «совок» исходят от людей плохо знакомых с недавней историей страны, либо недобросовестных. В СССР было крепостное право (по современной лексике – фашизм). До 1956 года человек был собственностью предприятия, где работал, а в селе – колхоза. И там, и там нельзя было по своему желанию увольняться.
Хрущёв отменил эту практику, и права крепостных расширил. На всю страну, в СССР была лишь одна площадка, где Власть грубо не разгоняла демонстрантов один раз в году. Это происходило в сквере с памятником Пушкину в центре Москвы; в День советской Конституции — 5 декабря.
Сошлюсь на личный опыт. В ноябре 1976 года меня арестовали, заключили в Могилёвскую психушку и одновременно уволили с работы. Однако, когда возникла угроза, что мой случай может быть включен в повестку проходившего в Лондоне съезда Всемирной Психиатрической ассоциации, через месяц освободили.
Я тут же уехал в Москву, чтобы передать на радио «Свобода» своё обращение к председателю КГБ Андропову. И так совпало, что 5 декабря вместе с генералом Петром Григоренко и другими единомышленниками мы отправились в центр Москвы.
Міхась Кукабака, 2016 г. — spring96.org
Суть демонстрации: ровно в 18 часов люди снимали головные уборы и молча стояли 5 минут. Туда приходили зарубежные журналисты, а ещё больше агентов КГБ в штатском. Журналистов толкали, мешали снимать. Нас же оскорбляли, забрасывали снежками и чем попало. Там же впервые увидел и академика Сахарова.
Как мне позже рассказывали, КГБ ввело в практику до 5-го декабря задерживать диссидентов под надуманным предлогом на выходе из квартир. Подобная «либеральность» была лишь в Москве, отчасти в Минске и возможно в Прибалтике.
В то время я был дружен с полковником-авиатором Львом Овсищером, ветераном войны и лидером сионистского движения в Беларуси. Если он покупал билет в Москву по своим делам, его задерживали на вокзале и не выпускали до отхода поезда. В провинции вообще не церемонились. За чтение не подцензурной литературы сажали на 3 года в лагерь.
За статью собственного сочинения санкция до 7-ми лет лагеря или психушка. Лишь Горбачев полностью отменил крепостную зависимость людей от государства.  Снял запрет на выезд и отменил цензуру на все виды информации как внутри страны, так и зарубежную.
За исключением Среднеазиатских республик и России, эти свободы сохраняются повсеместно. Глава «последней диктатуры в Европе», полковник КГБ Путин ведёт активное наступление на свободу информации в России. Естественно он заинтересован, чтобы и Беларусь следовала его политике.
И, тем не менее, сравнивать сегодняшнюю Беларусь с БССР и с нынешней Россией – неприемлемо во всех отношениях. Касается ли это внешней политики проводимой Александром Лукашенко или внутренней – сравнение не в пользу России. Бесспорно, в краснобайстве, в своей лживой пропагандистской изощрённости Путин гораздо превосходит Александра Лукашенко.  Но ведь президент  Беларуси не учился в Лубянской школе? Не занимался он шпионажем и прочими спецоперациями в Германии и других странах. 
Михась Кукобака. Москва, 12 июня 2019 г.
Кукобака Михаил (Михась) Игнатьевич — советский диссидент, бывший политзаключённый (в 1970—1976 годах, 1978—1988 годах), правозащитник и публицист. Арестовывался 4 раза по политическим обвинениям и провёл в тюрьмах и спецпсихбольницах тюремного типа в сумме около 17 лет. В западной печати (в частности, радио «Немецкая волна») Кукобака характеризовался как «самый известный белорусский диссидент».








X