Специфика их службы требует психологической и физической выносливости, а также постоянной концентрации внимания. Об особенностях работы спецподразделения по конвоированию (СПК) ГУВД Мингорисполкома корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал его начальник Дмитрий Язвинский.

По роду службы сотрудникам подразделения часто приходится иметь дело с матерыми преступниками. Работа начинается уже тогда, когда задержанного или арестованного надо доставить в изолятор временного содержания или СИЗО. Обычно человеку о его статусе сообщает следователь. Сотрудники подразделения также охраняют обвиняемых в суде, осуществляют экстрадицию и депортацию.

Подготовка

В подразделении много молодых сотрудников, но есть и те, выслуга которых приближается к двум десяткам лет. Для многих служба в СПК — начало милицейской карьеры. Сотрудники, заочно получающие высшее юридическое образование, говорят, что здесь они приобретают хороший опыт и знания, которые нельзя почерпнуть, сидя за учебниками. Присутствуя на процессах, видят работу судей, прокурорских работников, адвокатов.

Каждое действие сотрудников отработано до автоматизма. С ними регулярно проводят практические занятия, на которых разбирают различные нештатные ситуации — побег из-под стражи, нападение на конвой и так далее. Кроме того, милиционеры много внимания уделяют физподготовке. Попробуй-ка выстоять многочасовой судебный процесс в бронежилете, который конвоир обязан надеть, если обвиняемому вменяют тяжкую или особо тяжкую статью.

Сложна служба и в моральном плане: постоянно нужно быть начеку.

— Лица, которых мы сопровождаем, в большинстве своем отличные психологи. Они всячески пытаются вызвать жалость, убеждают в своей невиновности. Некоторые осознают, что ближайшие годы им суждено провести за высоким забором, поэтому в их голове лишь мысль о свободе, — говорит Д. Язвинский.

Обыск

Человека, попавшего под стражу, вправе досматривать только сотрудник одного с ним пола. Поэтому в конвойном подразделении служат и представительницы прекрасной половины человечества.

Конвоирам порой достаточно одного взгляда на гражданина, чтобы понять, есть ли у того при себе запрещенный предмет.

— Был случай, когда мои коллеги помогали обеспечивать охрану порядка на массовом мероприятии, продолжает собеседник. — Через их пост пытались пройти двое парней с пол-литровой бутылкой воды, что было не запрещено. Однако один из них сильно затушевался. Тогда милиционер попросил его отхлебнуть из емкости. По тому, как тот сощурился, стало ясно: в бутылке не питьевая вода, а водка.

При полном обыске обвиняемый или задержанный должен раздеться, поприседать, ведь были умельцы, которые пытались пронести даже мобильные телефоны. Тщательный досмотр спецконтингента — гарантия того, что в дороге или во время судебного заседания не возникнет нештатных ситуаций.

Сотрудники СПК досматривают не только подсудимых и задержанных. При помощи специального устройства — зеркала на телескопической ручке — они обследуют днища автозаков (чтобы не провезли с собой в спецучреждение ничего лишнего и никого постороннего. — Прим. авт.), залы судебных заседаний.

Транспорт

Дорожное конвоирование осуществляют в автозаках. Их два типа: сделанные на базе российской «Газели» и отечественных «МАЗов». Все автозаки оборудованы по последнему слову техники: установлены видеонаблюдение, система GPS-навигации.

Женщин, мужчин, несовершеннолетних, подельников конвоируют отдельно друг от друга.

Спецсредства

Пистолет Макарова, наручники, газовый баллончик, бронежилеты — стандартный набор милиционера. Однако минское конвойное подразделение (к слову, единственное в республике) оснащено и мощными металлоискателями.

— Несколько лет назад случилось ЧП: подсудимый достал крохотное лезвие из одноразового бритвенного станка, которое на тюремном сленге называют мойкой, и стал резать себе руку. К счастью, серьезных ран нанести не успел, говорит Д. Язвинский. — По этому факту проводили тщательную проверку, ведь было очевидно: конвоиры некачественно провели обыск.

Будучи уверенным в подчиненных, подполковник Язвинский инициировал собственное расследование. Он понимал: если не предпринять меры, происшествие может повториться — в СИЗО содержатся всякие умельцы.

Офицер стал экспериментировать с металлоискателями разных производителей, пряча лезвие бритвы то в баул с одеждой, то в общую тетрадь. И лишь один из металлоискателей каждый раз обнаруживал тайник. Он даже звонил, если у человека в зубе была металлическая пломба, а крохотное лезвие спрятано в томе «Войны и мира». Тогда Дмитрий Анатольевич отправился на прием к начальнику минской милиции и убедил закупить для его подразделения именно такие металлоискатели.

Кстати, обвиняемый так и не признался, где прятал мойку. Сотрудники предполагают, что в ноздре.

Фото Павла Русака