— Высокая температура и отсутствие влаги крайне губительно сказываются на развитии растений. Сложно предсказать, что будет дальше, но ясно одно: того урожая, который был запланирован, мы уже не получим, — отметил Сергей Примаченко. — Наблюдается подгорание на песках яровых зерновых: в первую очередь страдают яровая пшеница и ячмень. Растения выгорают участками — еще немного, и зерна станут белесыми, лишенными блеска. Наиболее критична ситуация в южных районах: Стародорожском, Любанском, Солигорском — здесь начинается массовое подгорание яровой пшеницы и ячменя. Пока мы мониторим такие участки, а дальше будем принимать решение, что делать с этим культурами. Как вариант, уберем посевы на зеленый корм и пересеем промежуточными культурами.

Рискуют не досчитаться урожая и северные регионы области: в хозяйствах, расположенных на песчаных землях, также наблюдается выгорание зерновых. Пусть не с такой скоростью, как на юге, но растения уже под угрозой уничтожения.

— Контролируем и ход развития кормовых трав. Дело в том, что из-за жары и недостатка влаги их развитие практически остановлено. Если ситуация с погодой не изменится, будем что-то предпринимать, — говорит заместитель председателя комитета.


Что касается крестоцветных культур — сурепицы, озимого рапса — под воздействием высоких температур они очень быстро созревают. В результате семя в стручке не накапливает достаточную массу.

— Опасаемся, что семена будут легковесными, а это чревато потерями урожая, — объясняет Сергей Примаченко. — Сегодня массово перестраиваем комбайны, чтобы обеспечить минимальный воздухопоток и снизить выдувание семян. Одним словом, все делается для того, чтобы качественно и без потерь убрать урожай.

На вопрос, спасет ли ситуацию, если жара спадет и сменится дождями, заместитель председателя комитета ответил однозначно:

— Процесс необратим. То, что погибло, — уже погибло. Если пойдет дождь, оставшаяся часть урожая выживет. Но вопрос, когда именно земля получит долгожданную влагу? Каждый засушливый день снимает 1-2% урожая, если такая погода продержится еще 5-6 дней, мы рискуем потерять половину. Процент потерь будет расти с каждым днем, — резюмировал Сергей Примаченко.