Оцените, как звучит: Нурсултан Назарбаев в Нур-Султане вручил Александру Лукашенко орден Назарбаева. Полное название награды очень длинное — «Қазақстан Республикасының Тұңғыш Президенті — Елбасы Нұрсұлтан Назарбаев». Но еще длиннее и тернистее путь — пока теоретический — казахстанской нефти в Беларусь.

Фото: president.gov.by

Лукашенко награжден, среди прочего, в честь 25-летия идеи евразийской интеграции. Тогда, в 90-е, молодой белорусский президент и лидер Казахстана, пришедший там к власти еще в советское время, конкурировали за неформальный титул самого пламенного постсоветского интегратора.

Но потом оба почувствовали железную хватку Москвы и стали дружно противиться ее замыслам перейти на единую валюту и создать наднациональные политические органы в евразийских интеграционных структурах.

 

Назарбаев, похоже, оказался хитрее

Аллюзию на этот ситуативный альянс можно уловить в тираде Лукашенко, адресованной Назарбаеву на их встрече 28 мая: «Вы правильно сказали: в жесточайшие времена по самым серьезным вопросам как бы мы ни спорили, мы всегда оказывались по одну сторону баррикад. Всегда защищали наши интересы…».

Решение елбасы начать транзит власти белорусский гость назвал мудрым. Реверанс реверансом, но «без Назарбаева Лукашенко, вероятно, будет труднее противостоять Кремлю в евразийском формате», отметил в комментарии для Naviny.by минский аналитик-международник Андрей Федоров.

Впрочем, основное противостояние Минска с Москвой теперь драматично разворачивается в формате двойки — Союзного государства. Назарбаев хоть и блистал интеграционным рвением, однако подписывать с Москвой подобный рискованный договор не стал. Может, потому, что, в отличие от Лукашенко времен позднего Ельцина, не имел видов на кремлевский трон.

Так или иначе, однако многолетний казахстанский лидер умудрился, избегая, опять-таки в отличие от Лукашенко, жестоких ссор с Кремлем, гораздо в большей степени от него отстроиться. В частности, возник китайский геополитический противовес. Там, правда, свои риски, но этот противовес намного солиднее европейского вектора Беларуси. Да и ее китайского вектора тоже.

В общем, Казахстан сегодня отнюдь не летит на одном российском крыле, если употреблять метафору Лукашенко. А вот у Беларуси однокрылость во многом сохраняется.

В национальной политике елбасы, конечно, лавировал с учетом российского фактора (в северных районах Казахстана много этнических русских). Однако принял хоть и разозлившее имперскую публику, но стратегически сильное решение перевести алфавит на латиницу.

И вообще тамошняя казахизация не в пример сильнее анемичной казенной белорусизации. Которая может даже повернуться вспять с учетом последних заявлений Лукашенко — типа что надо русифицировать страшно непонятную для заезжих гостей надпись «Выконвай хуткасны рэжым» на дорожном табло.

 

Загадочная арифметика Румаса

Саммит ЕАЭС в Нур-Султане 29 мая может получиться казенно-скучным, наблюдателей больше интересуют встречи в кулуарах. Ожидается, что пересекутся Лукашенко и Владимир Путин. От них зависит, заработают ли наконец в тандеме созданные в обеих странах рабочие группы по интеграции.

Пока подчиненные двух президентов интригуют заявлениями с загадочной арифметикой. В минувшую пятницу белорусский премьер Сергей Румас заявил на встрече с российским коллегой Дмитрием Медведевым, что позиции сторон в вопросе интеграции сходятся на 70%. Также Румас сообщил, что Минск и Москва договорились до 21 июня подготовить программу действий по интеграции в Союзном государстве. А министр экономического развития России Максим Орешкин пояснил: сейчас стоит задача четко специфицировать (словечко-то какое) различия в позициях сторон.

Да, но в чем суть расхождений, стороны молчат как рыбы. Даже депутату Палаты представителей Анне Канопацкой не дают посмотреть предложения России. Может, на те 30% приходятся такие идеи Кремля, которые оставят от суверенитета Беларуси рожки да ножки.

На фоне же молчания официальных источников вольготно чувствуют себя работающие по Беларуси великодержавные телеграм-каналы. Одна из свежих страшилок — что где-то там в недрах вызревает проект конституционного акта Союзного государства, который потом вынесут на референдум в обеих странах.

При этом комментаторы имперского толка не скрывают, что речь идет о разрушении заложенного в договор 1999 года принципа паритета и фактическом превращении Беларуси в некий доминион.

Для Лукашенко же именно этот вроде бы сугубо декларативный, бумажный принцип равноправия субъектов Союзного государства — настоящая палочка-выручалочка.

Показательно, что 27 мая министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей после встречи с российским коллегой Сергеем Лавровым в Москве подчеркнул: «Положения договора о создании Союзного государства являются стратегическими, они не требуют пересмотра». В переводе с дипломатического языка это может означать: за паритет будем драться насмерть.

Монотонно твердя о равноправии, Минск торпедировал все прежние попытки Москвы «достроить» Союзное государство по ее сценарию. Но сейчас сопротивляться намного труднее, потому что для большей сговорчивости Россия методично сокращает субсидии и преференции.

 

Москва не разгонится давать под транзит свою трубу

В частности, Москва прижимает в нефтяных вопросах. Накануне визита Лукашенко в Нур-Султан оживились разговоры о казахстанской нефти для Беларуси. Вскоре на эту тему должны пройти отдельные переговоры, но не факт, что вопрос перейдет в практическую плоскость.

«Пока в министерство только посол [Беларуси] приходил, он желание изъявил, и все. Объемы со стороны Беларуси, какие-то пожелания есть, но технически на этой или следующей неделе приедут их представители, мы послушаем», — цитирует Nur.kz министра энергетики Казахстана Каната Бозумбаева.

Здесь, возможно, ключевые слова вот эти: мы послушаем.

Сама идея не нова, однако эксперты продолжают твердить, что такие поставки пока маловероятны как минимум по двум причинам.

Во-первых, до окончания налогового маневра (2024 год) российская нефть будет продаваться Беларуси с дисконтом от мировой цены, проще говоря — априори останется дешевле (сейчас дешевле процентов на 20). Более того, она может оказаться дешевле и после 2024 года за счет выгодной логистики.

Во-вторых, российские игроки найдут сто причин, чтобы не пустить нефть казахстанских конкурентов транзитом в свою трубу. А возить цистернами за тридевять земель разорительно.

Москве же выгодно сохранять монополию на поставки нефти Беларуси, потому что тогда ее сподручнее дожимать и в политических вопросах.