Владимир Потапович обратился в редакцию Belsat.eu. Он сам прослужил в ГАИ 20 лет и в прошлом году ушел в отставку в звании капитана милиции. Евгений захотел пойти по стопам отца, поэтому решил выучиться на милиционера в Могилевском институте МВД. По словам Владимира, сыну очень нравилась его работа.

«Я не верю в версию о суициде, так как, во-первых, на фотоснимке, который опубликовали, видны повреждения в нижней части живота и явно видно, что белье порезано и есть ножевая рана. Во-вторых, сын был обеспечен финансово, у него была квартира, жил с адекватной девушкой, недавно ездил знакомиться с родственниками – там хорошая семья. Причин совершать самоубийство у него не было. Ни психологических, ни каких-либо других. Человек стремился жить», – говорит Владимир.

«Я хотел бы, чтобы сделали эксгумацию, чтобы независимые эксперты посмотрели, есть ли повреждения в нижней части туловища, или только огнестрельное. Чтобы это сделали, пока тело не начало разлагаться, понимаете? Я настаиваю».

На вопрос, возникали ли у Евгения конфликты на службе, отец говорит:

«Иногда случаются служебные ситуации, но любые сложности решаются на месте. Женя, правда, жаловался, что некомплект сейчас в ГАИ, большая загруженность. Часто оставался после смены разбираться с материалами».

«Какие-то маленькие долги у сына были, возможно. Я работаю на пенсии, поэтому мог помогать. Иногда он просил по 30, по 50 рублей… Но ничего серьезного, тем более уголовного, не было», – говорит Владимир Потапович.

Что касается дров и жидкости для розжига, которые перед смертью покупал Евгений, отец вспоминает: «Они собирались какого-то друга из армии встречать, вроде на шашлыки поехать за город».


Мать Потаповича: Нас не пустили в морг посмотреть на сына
Родители Потаповича не живут вместе. Мать Ольга Павловна также считает, что необходима эксгумация тела Евгения.

«Это был не суицид, ни в коем случае! У него было все: квартира трехкомнатная, машина, дача большая, планы на будущее. С девушкой все было прекрасно, они собирались расписываться. Ну какой тут может быть суицид? Получается очень странно: похоронили Женю мгновенно, причем хоронили как героя, который погиб при исполнении», – говорит она.

Что касается версий гибели, мать милиционера теряется в догадках: «Возможно, он остановил какую-то «неправильную» машину, то ли с трупом, то ли с наркотиками…»

Ольга вспоминает, что спрашивала у сына, возникают ли у него какие-то проблемы на работе, но тот отрицал и говорил, что все хорошо.

«А в прошлом году у него один из лучших друзей погиб, Валера Калькис, застрелился в лесу под Брестом после ссоры с девушкой. Он Жене как брат был… Они все были гаишники, учились вместе. После Женя пришел ко мне и засомневался: «Мама, может быть так, что он из-за девушки стрелялся?» Нет, говорю, не думаю.

Почувствовала что-то неладное, и спрашиваю: «Куда вы влезли, дети?» А он сразу засуетился: «Никуда, мама, никуда». А потом сказал: «Я за своего брата отомщу». Возможно, это все какая-то цепочка».

В этом году в марте Ольга Павловна столкнулась со странным поведением сына. По ее словам, ноутбук Евгений обычно оставлял в своей комнате. Но однажды она пришла в квартиру, где сын жил с девушкой, и увидела, что тот быстро закрывает экран и уходит на улицу, держа ноутбук в руках. Через некоторое время вернулся уже без компьютера. "Я спросила, где он, а сын только двумя руками за голову схватился".

Примерно в тот же период Евгений спросил у матери и бабушки: «За что вы все меня так ненавидите?». «Я до сих пор не поняла, что сын имел в виду», – говорит Ольга.

«На похоронах коллеги сына сказали, что среди вещей, найденных рядом с трупом, была обгоревшая зеленая зажигалка. Мобильный телефон нашли позже, он тоже обгорел», – добавляет мать.

Девушка Потаповича: Суицида быть не могло
«В версию о суициде не верю, так как такого в принципе быть не могло. Не было никаких оснований», – говорит Юлия, девушка погибшего лейтенанта.

Она утверждает, что перед смертью Евгения в их отношениях все было отлично: «Все стало гораздо лучше. Мы решили жить вместе и 2 апреля съехались».

Юлия также отмечает, что в семье были хорошие отношения – они понравились родителям друг друга.

На вопрос, зачем Евгений покупал дрова и жидкость для розжига, Юлия говорит: «Они с друзьями планировали собраться, но еще не было известно, куда точно, с кем именно».

По ее словам, о проблемах на работе Евгений никогда не рассказывал, но обычно он всегда работал с напарниками (их было несколько, они менялись). Почему 16 мая Евгений вышел на смену один и почему оказался в городе без автомобиля, девушка не знает.


***

Тело лейтенанта милиции Евгения Потаповича нашли 16 мая около 20:45 в лесном массиве в Могилевском районе. Следственный комитет возбудил уголовное дело по ст. 362 (убийство сотрудника органов внутренних дел при исполнении служебных обязанностей).

Сначала предполагалось, что к смерти Потаповича могут быть причастны ромы. Перед исчезновением с номера милиционера пришло сообщение его коллегам в Viber.

В ночь с 16 на 17 мая в поселках Чапаевка и Гребеново ОМОН провел рейд и задержал несколько десятков ромов. Ромы жаловались на избиения и оскорбления. Министр Шуневич решил не приносить извинений за брутальные действия милиции.

Утром 20 мая представители Следственного комитета и Министерства внутренних дел провели брифинг, на котором заявили, что основная версия причины смерти милиционера Евгения Потаповича – суицид.

Позже в СК объяснили, что брюк на трупе инспектора ГАИ не было, так как погибший намеренно сжег их с помощью жидкости для розжига. Также Потапович якобы не имел никаких ранений в области паха: кровь на белье, по словам представителей СК, оказалась там из-за позы тела погибшего.

Информация о похищении 22-летнего инспектора ГАИ Евгения Потаповича неизвестными лицами на черной «Волге» официально не подтвердилась, отметили в СК.