В уроженку Новополоцка так верили, что даже называли второй Домрачевой. Однако построить успешную карьеру на Родине не удалось. Два года назад Блашко вместе с личным тренером неожиданно отказалась выступать за сборную Беларуси и переехала в Украину.

Приехав в мае на сборы в «Раубичи» Блашко ответила на вопросы Трибуны.

– Правда, что в конце 2017 года ты встречалась с Александром Лукашенко?

– Да, но не думаю, что это стоит обсуждать.

– Давай проговорим минимально. Когда поступило предложение о встрече, ты где была?

– Дома. В Новополоцке.

– Ездила на встречу вместе с Махлаевым?

– Нет. Одна.

– Разговор получился долгим?

– Долгим. Перед этим мы долго разговаривали с Валерием Павловичем Вакульчиком (главой КГБ и бывшим председателем Федерации биатлона – прим.), а потом уже с Александром Григорьевичем Лукашенко. Если понимать, какой он занятой человек, то беседа получилась очень долгой. Думаю, точно час или полтора.


– Психологически для тебя это была самая сложная встреча в твоей жизни?

– Как сказать, сложная… Был определенный стресс, потому что предстояла встреча с человеком, который занимает самый высокий пост в стране. Кроме того, я совершенно не знала, о чем будет разговор. И даже не предполагала, на какую тему он перейдет. Скажу честно, была полная неизвестность. И страшило именно это. А так мы очень тепло пообщались, и, думаю, поняли друг друга в какой-то момент и не попрощались на негативной ноте. Но к тому времени я уже озвучила свое решение о том, что не вернусь назад, и изменить его не могла.

– Президент предлагал остаться?

– Да, были моменты в разговоре, когда он предлагал вернуться, но я отвечала четко: «Нет». Я тогда понимала, что это уже невозможно.

– Ты реально верила, что здесь нет будущего?

– Да. Потому что были моменты, о которых я говорила чуть раньше. И, оглядываясь назад, понимаю, что действительно здесь будущего не было.