21 мая было опубликовано постановление Совмина № 297. Этим документом правительство одобрило проект меморандума о взаимопонимании между Беларусью и Европейским банком реконструкции и развития о предприватизационном содействии для ОАО «Витебскдрев». 
Какие перспективы имеет сделка по продаже Витебскдрева? Витебскдрев входит в деревообрабатывающий холдинг под управлением «дочки» Банка развития. 

Однако по сей день финансы предприятия остаются в довольно сложном состоянии. Согласно отчетам за 2015—2018 гг. Витебскдрев получал убытки от реализации продукции. Рентабельность продаж была стабильно отрицательной: минус 11,8% в 2015-м, минус 30,2% в 2016-м, минус 24,8% в 2017-м и минус 5,2% в 2018-м. Не лучше дело обстояло с наличием чистой прибыли. Если 2015 год предприятию удалось свести в нуль, то за 2016-й чистые убытки составили 5,2 млн BYN, за 2017-й — 16,7 млн BYN, за 2018-й — 16,1 млн BYN. В результате непокрытые убытки к 1 января 2019 года достигли 36,6 млн BYN.


 Собственный капитал Витебскдрева (36 млн BYN) меньше уставного фонда (55,3 млн BYN). Из-за этого при номинальной цене акции в 1,3 BYN обеспеченность акции имуществом общества составляет всего 0,847 BYN. Требуется докапитализация предприятия. На 1 января 2019 года Витебскдрев оказался должен по долгосрочным кредитам и займам 175,6 млн BYN. При этом выручка предприятия за 2018 год была кратно меньше — 42,8 млн BYN. Очевидно, что если власти не предпримут решительных мер по финансовому оздоровлению Витебскдрева, на такой актив вряд ли кто-либо позарится. 

  23 мая с Лукашенко встретился посол Казахстана в Беларуси Ермухамет Ертысбаев. Он сообщил, что казахи считают актуальным белорусское предложение о продаже пакета акций Гомсельмаша. Напомним историю вопроса. По условиям белорусских властей, стратегический инвестор может получить 50%+1 акцию Гомсельмаша только при реализации инвестпроекта на 500 млн USD, сохранении профиля производства и персонала, расширении рынков сбыта и выходе на прибыльную работу. 

Ранее часть из этих условий пробовали исключить китайцы, но у них не вышло и от столь дорогой покупки они отказались. Летом 2015 года власти буквально спасали гомельский завод от банкротства. По президентскому указу Минфин выпустил валютные облигации, за счет которых Гомсельмаш получил бюджетный заем на 296,9 млн USD. Однако в сентябре 2016 года вышел новый указ, который исправлял документ 2015 года. Предприятия холдинга «Гомсельмаш» оказались не способны погашать бюджетные займы, сроки выплаты были перенесены на 2019—2022 гг. В октябре 2017 года опять последовал указ о Гомсельмаше. 

Сроки выплаты займов рассрочили на период с 2019 по 2029 год. Более того, предприятия холдинга не платили в срок даже проценты по займам. Поэтому выплата неуплаченных процентов была отсрочена до конца 2020 года, а затем рассрочена на 2021—2029 гг. Также гомсельмашевцы получили отсрочку списания убытков по курсовым разницам до конца 2025 года и гарантии неповышения ставок налога на недвижимость и земельного налога. Ну и разумеется, Гомсельмаш долгое время пользуется льготами в виде возмещения процентов по многочисленным кредитам. В перечни правительства предприятие попадает каждый год как реализующее инвестиционный проект. В 2017 году Гомсельмаш показал незначительную чистую прибыль — 978 тыс. BYN. За 2018 год гомельское предприятие понесло крупные убытки — 107,9 млн BYN. 

фото БелТа

Компания, которую многократно спасали через господдержку, может записать себе прошлый год в пассив. У Гомсельмаша упала выручка от реализации продукции — с 495,3 до 413,2 млн BYN. Еще больше в относительном выражении сократилась прибыль от реализации — с 59,3 до 36,5 млн BYN. К началу 2019 года непокрытый убыток Гомсельмаша составил 367,8 млн BYN. За счет накопления чистых убытков у предприятия размывается капитал. За 2018 год капитал Гомсельмаша сократился со 136,3 до 64,3 млн BYN. 

На конец 2018 года обеспеченность акции Гомсельмаша имуществом упала до 22,65 BYN при номинальной цене за акцию 100 BYN. Предприятию нужна докапитализация. Первый квартал 2019 года начался для Гомсельмаша неудачно. За январь—март выручка гомельчан упала почти втрое — со 102,4 до 35,1 млн BYN. Также Гомсельмаш получил убытки от реализации продукции — 7,4 млн BYN и чистые убытки — 13,2 млн BYN. 


В общем, на сегодня никаких 500 млн USD за контрольный пакет Гомсельмаша властям и близко не видать. На 31 марта 2019 года капитал предприятия был равен всего 50,7 млн BYN — в десятки раз меньше запросов властей за 50% акций.