Правительственная делегация собирается установить причины обрушения крыши на Светлогорском ЦКК.
1558119308.jpgsvaboda.orgУтром 14 мая на Светлогорском целлюлозно-картонном комбинате (ЦКК) обрушилась крыша. В концерне “Беллесбумпром” ЧП назвали “плановыми работами по замене сэндвич-панелей”.
Руководитель инициативной группы граждан Светлогорска по контролю за строительством завода беленой целлюлозы поделился с Беларускай праўдай новыми подробностями ЧП.Не завод, а конструктор- На Светлогорском целлюлозно-картонном комбинате при варке целлюлозы произошло обрушение элементов крыши. Завод ЦКК уже полтора года находится в стадии пробного пуска.
Выйти на запланированную проектную мощность не получается: как только увеличивают объемы выпуска продукции, автоматически увеличивается нагрузка на оборудование, которая просто не выдерживает. Почему так получается?
У меня на руках пояснительная записка архитектурного проекта, утвержденная в 2013 году по объекту №12003, который разрабатывал “Белпромпроект”. Здесь черным по белому записано: “Технологические линии в полном комплекте проектируется и поставляется компанией ОАО “Наньнинская проектно-инжиниринговая компания в области легкой промышленности” и “САМСЕ” из Пекина”.Беларуская праўдаЧасть оборудования поставлялась и фирмой из Австрии. Но, похоже, этот завод собирался как конструктор, и некоторые элементы просто не могут выйти на мощность, заложенную в проекте, – 400 тысяч тонн целлюлозы в год.
17 мая на Светлогорском ЦКК ожидается приезд правительственной делегации, вплоть до премьер-министра Сергея Румаса, на которой предстоит установить причины случившегося. Сегодня я побывал на заводе: место происшествия огорожено лентами, в общем – предприятие готовится к «разборкам».
Я могу с уверенностью сказать, что дирекция завода оказалась между молотом и наковальней, в произошедшем вина не столько руководства предприятия, сколько вышестоящего начальства. Дирекции передали завод, который не прошел все испытательные циклы, не получил заключение всех служб – ЦКК официально не введен в эксплуатацию. Получается крайне странная ситуация: заводу не разрешили выпускать продукцию, но целлюлоза производится. Если предприятие имеет «охранную грамоту» сверху, то с момента обрушения крыши ее ценность равняется нулю – тот, кто ее выписал, и должен отвечать за произошедшее. Хорошо, что обрушилась только часть крыши, а если бы случилась авария с человеческими жертвами? Город, до которого никому нет делаПравительственной делегации, в том числе и Румасу, следует уделить особое внимание Светлогорску. Так думаю не только я – об этом говорил и бывший председатель Гомельского облисполкома Владимир Дворник, который не так давно назначен вице-премьером. В январе Дворник присутствовал на заседании Светлогорского райисполкома и раскритиковал методы работы исполнительной власти. Дворник обещал приехать в Светлогорск в конце третьего квартала и проверить выполнение его поручений…
Светлогорск – тот город, руководство которого под угрозой увольнения запугивает работников предприятий, учителей, врачей, которые выступают против ухудшения экологической ситуации. Это тот город, где РУВД фальсифицирует обвинения против экологических активистов, а суд отказывается вызывать милиционеров на процесс. Это тот город, где нарушается закон о массовых мероприятиях: из 15 заявок на проведение экологических акций протеста ни одна не разрешена. Это тот город, где медицинское оборудование изношено на 100 процентов, а главврачу райбольницы, бьющему в набат, закрывают рот: сегодня приезжали корреспонденты “Комсомольской правды”, ему запретили разговаривать с журналистами без разрешения исполкома. У нас закрыт кожвендиспансер (на ремонт нет денег), на очереди – туберкулезный диспансер, – где будут лечить больных? Именно потому завтра в Светлогорск приезжает и министр здравоохранения – представляете, как запустили ситуацию?

Тот город, где разрушаются основы национального бизнеса; развивают “тюбетейки”, которые вывозят валюту из страны и работают с грубейшими нарушениями. О проблеме писала даже “СБ.Беларусь сегодня” – власть не реагирует.
Это тот город, где партия власти выдвигает своего кандидата в депутаты, которому нет дела до своих избирателей.
И наконец, это тот город, куда боится приехать президент, чтобы открыть новый завод беленой целлюлозы.