Политик Николай Статкевич в Вильнюсе заявил, что профсоюзный лидер Геннадий Федынич мог бы быть потенциальным кандидатом в президенты. Однако он не может реализовать свои гражданские права из-за судимости.
А если бы не судимость, пошел бы Федынич в президенты? И не считает ли он, что суд был придуман для того, чтобы как раз серьезно ограничить его в политических правах?
-- Если говорить откровенно, то мне поступали предложения выдвигаться президенты, -- говорит Геннадий Федорович Федынич. -- И в 2010 году, и пять лет назад. Но я к этим к ним особенно серьезно не относился. Но то, что власть сделала в отношении независимых профсоюзов и конкретно по отношению ко мне – безусловно, это было сделано с прицелом на то, чтобы существенно ограничить мои права во всех избирательных компаниях, не исключая президентскую.

-- Откровенно скажу: я придерживался мнения, что нужно выйти на единого кандидата. Причем это нужно не столько самому единому кандидату, сколько народу.
Президентская компания – очень серьезное мероприятие, в нем нельзя формально участвовать, чтобы завтра в твоей биографии появился пункт: «экс-кандидат в президенты». Для меня это неприемлемо. Я считаю, что если участвовать, то серьезно, с прицелом на победу.

-- А вы напомните, пожалуйста, фамилии этих людей.


-- Все они уважаемые в своей среде люди. Но в сложившейся ситуации все они могут стать лишь статистами. А я статистом быть не хочу.Чтобы баллотироваться в президенты, нужно иметь серьезную поддержку среди населения, проводить большую работу с людьми, быть узнаваемым. Безусловно, нужны финансы. И немалые. К тому же нужно собрать 100 тысяч подписей. Не нарисованных, а настоящих!
Сможет ли профсоюз РЭП собрать за кого-либо подписи? Думаю, помочь кому-то могли. Но один я не собрал бы такое количество подписей. Это очень сложно. И я это прекрасно понимаю.А просто заявить о своих амбициях может каждый. Только лично мне такой пиар не нужен.

-- У них, конечно, хорошая задумка. Но вы же прекрасно понимаете, что даже если они и выберут единого кандидата, это не означает, что его поддержат граждане нашей страны. Праймериз можно было делать среди членов своей партии, среди коалиции. Чт было разных кривотолков. А в рамках страны говорить о том, что это -- единый кандидат… Не думаю, что будет соответствовать ожиданиям людей.
А вообще, если избирательная компания будет развиваться по такому же сценарию, как и раньше, то ничего у нас после президентских выборов не изменится.
Складывается впечатление, что те, кто идет в президенты, меньше всего думают о народе и стране, а больше всего о себе любимых. А это большая ошибка для всех кандидатов без исключения.
Я не хочу обидеть никого из кандидатов в президенты – и тех, кто ходил на выборы, и тех, кто только собирается, но я уверен в одном: от демократических сил на президентские выборы должен идти такой кандидат, которого поддержит народ. Тогда можно рассчитывать на перемены, на гражданскую поддержку. Нет смысла надеяться, что кто-то со стороны придет и поможет нам изменить ситуацию.


-- Пока затрудняюсь ответить на этот вопрос. Но точно не нынешнего президента.
Надо верить людям, видеть их предвыборную программу. Программа кандидата в президенты должны быть понятна и близка избирателям, они должны видеть там себя и решение своих проблем! Нельзя обманывать людей, нужно дорожить доверием избирателей. Ведь каждый из нас родился, чтобы радоваться жизни, а не страдать.
Поэтому я не сторонник того, чтобы принимать участие в любой выборной компании только потому, что это лишний повод заявить о себе. Думаю, если бы я пошел в президенты, то моя компания была бы яркой, понятной и реалистичной… Но пока в этом смысле не мое время.